Вс23092018

Авторизоваться
Back Вы здесь: Главная Новости Культура История «В отвесном пикировании…»

«В отвесном пикировании…»

История
Лейтенант Михаил Матвиенко (слева) с товарищем у боевого самолёта Ла-9. Фото, предположительно, 1948 г. / фото из семейного архива

Лейтенант Михаил Матвиенко (слева) с товарищем у боевого самолёта Ла-9. Фото, предположительно, 1948 г. / фото из семейного архива

«Надеюсь, что полученные документы станут реликвией не только для меня, но и молодого поколения нашей семьи», – говорит Виталий Матвиенко. / фото автора

«Надеюсь, что полученные документы станут реликвией не только для меня, но и молодого поколения нашей семьи», – говорит Виталий Матвиенко. / фото автора

Военный медик Юлия Матвиенко и лётчик-истребитель Михаил Матвиенко с сыном Виталием. Фото 1948 г. / фото из семейного архива

Военный медик Юлия Матвиенко и лётчик-истребитель Михаил Матвиенко с сыном Виталием. Фото 1948 г. / фото из семейного архива

Михаил Матвиенко в годы войны. / фото из семейного архива

Михаил Матвиенко в годы войны. / фото из семейного архива

«В 9.30 24 мая 1949 года произошла катастрофа самолёта Ла‑9, пилотируемого лётчиком первой АЭ 591 ИАП, лейтенантом Матвиенко, при следующих обстоятельствах…» – читает житель Добрянки Виталий Матвиенко бесстрастные строчки архивной справки, и белый стандартный листок начинает мелко дрожать в его руках.

Для одних тот молоденький лейтенант из прошлого века лишь один из многих не вернувшихся на родной аэродром лётчиков военной и послевоенной поры, для него – родной, единственный, навсегда скрывшийся за тяжёлыми тучами прошедших лет отец.

– Хотя отца я и не помню, я родился в 1947 году, а он погиб в 49-м, меня всю жизнь сопровождало чувство, что он где-то рядом со мной: молодой, сильный, деятельный, – говорит Виталий Матвиенко и раскладывает на столе старые фотографии. – Вот он у своего самолёта, вот со мной на коленях, а вот мама в форме военного медика.

Довоенная встреча

Корни семьи Матвиенко – крепкие, донбасские. И отец, и мать родом оттуда. Познакомились они, Михаил Дмитриевич и Юлия Васильевна, ещё до войны, но соединили сердца лишь после. Как с улыбкой вспоминала позже Юлия Васильевна, до войны Михаил Матвиенко приходил в сельский клуб с редким тогда патефоном, чем пленял многих девчонок. Но в грозном 1941 году он поступил в Чугуевскую военную авиационную школу лётчиков, а она, выпускница фельдшерско-акушерской школы и активная комсомолка, оказалась в оккупации. Чудом избежала гибели, а когда в 1944 году Донбасс снова стал советским, надела шинель военфельдшера. Служила в медсанбате, затем во фронтовом госпитале. Войну закончила в 1945-м в Польше лейтенантом медицинской службы.

Палец для опознания

«Домой вернулась в декабре 1945 года. Узнала, что Михаил жив-здоров. Встреча была радостной для обоих, – делилась на закате жизни Юлия Матвиенко. – В марте 1946-го поженились. Жили в одной из лётных частей. Родился сын, назвали его Виталием. Это было большое счастье. Миша летал».

Как рассказывает Виталий Михайлович, об отце он не раз расспрашивал родных и знал, что во время войны тот был инструктором в эвакуированной в Казахстан лётной школе, одно время служил вместе с легендарным Иваном Кожедубом, а в 1948 году уже младшим лейтенантом был направлен на службу в Закавказье. Там, в Азербайджане, Михаил получил лейтенантские звёздочки, более года летал на боевом истребителе, там и погиб. Сведения о катастрофе не разглашались, однако в семье было известно, что самолёт, врезавшись в землю, взорвался, и в могилу опустили, по сути дела, пустой гроб. «Матери дали на опознании только один палец», – говорит сын лётчика.

Отвесное пикирование

Сейчас, когда давно уж нет на этом свете ни бабушек-дедушек, ни матери, он решил выяснить судьбу отца официально, через архивы. Опасаясь, что информация о катастрофе 1949 года до сих пор засекречена, написал письмо на имя президента. Из Управления по работе с обращениями граждан добрянское прошение переправили в Министерство обороны, а оттуда – в Центральный архив МО. И вот в нынешнем августе Виталий Матвиенко получил из архива долгожданные сведения об обстоятельствах гибели отца. Говорит, что «многое знали, но не всё».

Оказалось, что лейтенант Матвиенко служил лётчиком первой эскадрильи 591-го истребительного авиаполка 36-й авиационной истребительной дивизии ПВО. Летал на новейшем для того времени боевом истребителе Ла‑9. Из приказа комдива от 30 мая 1949 года следует: «В 8.24 звено (…) вылетело на выполнение комплексного полёта. (…). Выполнив стрельбу по наземным целям (…), звено в полном составе перешло на набор высоты. На высоте 4000 метров по команде командира звена лётчики надели кислородные маски, о чём поочередно, в том числе и Матвиенко доложили по радио. (…) На высоте 7400 метров Матвиенко запросил командира звена о слышимости и после чего исчез из поля зрения лётчиков группы. Запросы по радио и поиски не дали положительных результатов. Принятыми мерами по розыску и расследованием удалось установить, что севернее м. Кызыл-Агач самолёт Матвиенко по показаниям очевидцев – местных жителей, с высоты падал не управляемым, а с высоты примерно 500 метров перешёл в отвесное пикирование и с углом близким к 90 градусам врезался в землю. (…). Причиной гибели Матвиенко предположительно является потеря сознания в воздухе на высоте 7500 метров…»

– Что произошло в действительности, не знает никто. Ясно лишь, что будь он в сознании, воспользовался бы парашютом, – вздыхает Виталий Матвиенко. – Мама рассказывала, что причиной гибели отца сослуживцы называли сердечный приступ, но тут же добавляла, что он был молодым, крепким и никогда на сердце не жаловался.

В числе первых

До 13 лет Виталий жил на Украине, воспитывался бабушками и матерью, а в 1960 году оказался вместе с ней и отчимом в посёлке Заречном Свердловской области, где началось сооружение Белоярской АЭС. Юлия Матвиенко стала в Заречном самой известной и уважаемой акушеркой, дожила до почтенных лет. А сын Виталий, опытнейший водитель, переехал в 1976 году в Добрянку на строительство Пермской ГРЭС, где вошёл в число первых энергостроителей. Наверное, отец бы гордился им. Виталий водил в Пермской АТК «Магирусы» и КамАЗы, исколесил всю страну ещё в те времена, когда ни сервиса, ни дорог толком не было. Дорожных историй у него хватит на целую книгу. Но сейчас основная глава в ней – история отца, 26-летнего лейтенанта ВВС, почти 70 лет назад не вернувшегося из полёта…

 
 
Прочитано 369 раз Последнее изменение Среда, 12 Сен 2018

Добавить комментарий

Предварительная модерация!

Мы не допускаем к публикации сообщения, противоречащие законодательству РФ, а также рекламу и политагитацию. Сообщения агрессивного характера, содержащие угрозы, бранные слова, а также оскорбления, переходящие на личности, будут редактироваться или удаляться.

Внимание! В период выборов законом запрещается публичное обсуждение кандидатов.

Защитный код
Обновить