Ср20112019

Авторизоваться
Back Вы здесь: Главная Новости Культура История Как Добрянка стала советской

Как Добрянка стала советской

История
Памятник солдатам и командирам 22-го Кизеловского полка был установлен в г. Кизеле в 1976 г. Его создатель, пермский скульптор Ю. Якубенко, является автором мемориала воинам-добрянцам.

Памятник солдатам и командирам 22-го Кизеловского полка был установлен в г. Кизеле в 1976 г. Его создатель, пермский скульптор Ю. Якубенко, является автором мемориала воинам-добрянцам.

Ровно сто лет назад, в начале июля 1919 года в Добрянке была восстановлена советская власть.

Обошлось без боёв

В военном отношении Добрянке повезло. Серьёзных боёв с неизбежными пожарами и разрушениями у нас не было ни в морозном декабре 1918 г., когда в заводской посёлок вошли подразделения 20-го Тюменского Степного стрелкового полка белой армии под командованием полковника Черкасова, ни 1 июля 1919 г., когда в Добрянку вступили бойцы 22-го Кизеловского полка РККА (командир А. Н. Королёв).

Тюменцы заняли Добрянский завод 26 декабря без боя ввиду того, что регулярных красных частей здесь не было, а способные оказать хоть какое-то вооружённое сопротивление врагу советские и партийные активисты срочно эвакуировались в Ильинское, где угодили в самое пекло антисоветского мятежа, вспыхнувшего в 10-м кавалерийском полку Красной армии. Бойцы же эскадрона, направленного накануне из Ильинского в Добрянку, не только не защитили её, но и, напротив, обезглавили, ликвидировав почему-то оставшегося в одиночестве первого советского руководителя Николая Копылова. На тот момент в 20-м

Тюменском полку было 730 штыков, 20 сабель и 16 пулемётов. По данным из интернет-источников, перед взятием Добрянки сибиряки с боем заняли Полазненский завод, где захватили богатые трофеи: 450 винтовок, 20 тысяч патронов, снаряды и другое военное имущество.

Ответ же на вопрос, почему летом 1919 г. находившиеся в Добрянке и Полазне белые не задержали на Каме красных, объясняется достаточно просто. 1 июля передовые подразделения 29-й стрелковой дивизии РККА взяли Пермь, а части 2-й армии в этот же день заняли Кунгур. Это и вынудило находившиеся севернее Перми части белых начать срочное отступление на Чусовские городки и ст. Чусовскую. Иначе им грозили окружение, уничтожение, плен.

«Громя отступающее воинство…»

О том, как красные вернулись в Добрянку, в разное время вспоминали непосредственные участники тех событий. Правда, данные их порой противоречат друг другу. Это касается как географии боевых действий, так и использования речных судов.

Воспоминания «Как мы брали Добрянку, Чермоз и Чусовские городки» были опубликованы в «Звезде» в июле 1926 г. Их автор воевал в составе 22-го Кизеловского полка, но фамилия его неизвестна. Публикация подписана аббревиатурой С.Н.У.

«Стояли теплые июльские дни. 22-й Кизеловский полк с боями делал переходы по 25-30 верст, громя отступающее воинство Колчака, – писал он. – Подойдя к Каме в районе Добрянка – Чермоз, полк выделил один батальон на поддержку Рыбинского полка к Чермозу, а двумя батальонами повел наступление на Добрянку».

После того, как белые бежали из Чёрмоза вверх по Каме, кизеловцы заметили идущий из Добрянки «загруженный беженцами и их манатками» пароход «Удалой» и сигналами предложили ему пристать к пристани. Однако тот лишь прибавил ход. «Когда же открыли пулеметный огонь, сразу же выкинул белый флаг и пристал, – рассказывал автор «звездинской» публикации. – Немного погодя и второй пароход был захвачен с таким же грузом. Вместо беженцев на пароходы были погружены красные батальоны, которые с песнями и музыкой тронулись к Добрянке».

В Добрянке в это время находились отступившие после упорного боя под Ильинским подразделения белых. Первым на правый берег Камы напротив Добрянки вышел конный взвод во главе с командиром Кизеловского полка Королёвым. «Противника не ждали, а потому ехали с песнями», – писал С.Н.У.

Когда взвод достиг берега, коноводы отвели лошадей в близлежащий лесок, а бойцы приступили к строительству плотов. Но не тут-то было. Ширина Камы не превышала тогда нескольких сот метров, и противник, обнаружив местоположение красных, открыл по ним пулемётный и оружейный огонь. Поэтому одна рота первого батальона получила приказ спуститься лесом по берегу Камы на 3-4 версты ниже завода и, переправившись на левый, добрянский, берег, атаковать противника с фланга. Две другие роты должны были сгруппироваться на переправе напротив Добрянки, а второй батальон с пулемётной командой – подняться лесом по берегу Камы на 4-5 вёрст и переправиться на левый берег с целью отрезать белым путь отступления. Но как только начала производиться переправа, огонь со стороны белых прекратился. «Как выяснилось потом, белые заметили движение переправы 2-го батальона и, боясь быть отрезанными, кинулись наутек, – сообщала газета. – Добрянка встретила нас красными знаменами и криками «ура».

«Горе-вояки пошли ко дну»

Некоторые странности этого повествования (скажем, куда делись столь необходимые для переправы пароходы?) были устранены в поздних воспоминаниях командира 22-го Кизеловского полка А. Н. Королёва. В них автор обстоятельно рассказал о том, что предшествовало форсированию Камы в районе Добрянки, и как 1 июля 1919 г. прошла переправа полка через многоводную реку.

По его данным, пароходы были захвачены «кизеловцами» не в Чёрмозе, а в Усть-Гаревой и затем активно применялись при форсировании. «3-й батальон 22-го Кизеловского полка так неожиданно появился в Усть-Гаревой, что стоявший у пристани пароход, угоняемый белыми вверх по Каме, не успел отчалить и внезапным налётом, после короткой схватки был захвачен. Несколько офицеров, попытавшихся оказать сопротивление, были перебиты, а до 40 солдат и команда парохода сдались без боя, – сообщал А. Н. Королёв в 1967 г. – Через два часа показался другой пароход, идущий снизу. Ему дали сигнал подойти к пристани. Ничего не подозревавший капитан подвел свое судно к борту стоявшего у пристани парохода и только здесь понял, что попал в ловушку. Четыре пулемета и около пятидесяти винтовок, направленных на пароход, убедили капитана, команду и пассажиров в бесполезности сопротивления. Только два офицера, не пожелавшие сдаться, прыгнули за борт и пытались вплавь достичь левого берега. Однако, их попытка кончилась плачевно и горе-вояки пошли ко дну. Таким же образом был захвачен ещё и третий пароход. Эти три парохода, а также лодки, которые они тащили за собой, в дальнейшем были использованы для переправы через Каму 22-го Кизеловского полка, а затем и других частей».

Южнее кизеловцев, напротив Полазны, к Каме вышли подразделения 21-го Мусульманского и 61-го Рыбинского полков РККА, а севернее, заняв Слудку, Чёрмоз и захватив четыре парохода, – 1-го Северного полка.

Ружейный и пулемётный огонь по красным с добрянского берега действительно открывался, однако, по словам Королёва, «форсировать Каму под огнем противника не пришлось», так как быстрый захват красными Перми и Кунгура заставил «колчаковцев поспешно отводить также и части, отошедшие за Каму севернее Перми». Он же писал, что «отказ белых от борьбы за Каму облегчил нам переправу, так как теперь можно было воспользоваться для этого захваченными накануне под Усть-Гаревой пароходами».

«Добрянка была освобождена от врага»

В некоторых воспоминаниях сообщалось также, что колчаковцы собирались взорвать плотину Добрянского завода, но им помешал один из рабочих, который ночью переплыл Каму и сообщил об этом «кизеловцам». Те ускорили переправу и сорвали замысел противника.

Численность белых в Добрянке оценивалась в три-четыре роты. Предположительно, это были подразделения 2-го Сибирского егерского полка и 6-го Мариинского стрелкового полка из состава 2-й Сибирской дивизии генерал-майора А.Г. фон Укке-Уговца. В публикациях встречались также упоминания о находившихся в Добрянке казаках, которые, дав несколько винтовочных залпов по переправлявшимся через Каму красноармейцам, ускакали вслед за спешно уходящими сибирскими стрелками.

«1 июля 1919 года Добрянка была освобождена от врага. Жители радостно встретили Красную Армию. Несколько десятков рабочих тут же вступили добровольцами в её ряды», – писал летом 1966 года ветеран партии П. Кузнецов. Временным органом власти стал ревком, завод возглавил Деловой Совет. Что же касается командиров 22-го Кизеловского полка, то их судьбы сложились по-разному. Командир полка А. Н. Королёв (1895-1978) стал генерал-майором Советской Армии и дожил до преклонных лет, а многие бывшие ротные командиры закончили свою жизнь в 1937-1939 гг. в сталинских лагерях.

 
Прочитано 660 раз Последнее изменение Понедельник, 01 Июль 2019

Добавить комментарий

Предварительная модерация!

Мы не допускаем к публикации сообщения, противоречащие законодательству РФ, а также рекламу и политагитацию. Сообщения агрессивного характера, содержащие угрозы, бранные слова, а также оскорбления, переходящие на личности, будут редактироваться или удаляться.

Внимание! В период выборов законом запрещается публичное обсуждение кандидатов.

Комментарии  

 
+2 # Wer 01.07.2019 15:27
Сто лет много ли это в истории Добрянки вообще?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
 
 
-3 # Всего один вопрос 01.07.2019 16:47
Всё это интересно.
Но напрашивается один вопрос.
Добрянку захватила (освободила) Красная армия. Красные дьяволята, по-определению Павла Андреевича Бляхина, активного участника революционного движения и Гражданской войны.
Почему вдруг "Добрянка стала советской"?
Советская армия же появилась значительно позже.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору