Пн24092018

Авторизоваться
Back Вы здесь: Главная Новости Культура История Плюснина обошёл Зингер

Плюснина обошёл Зингер

История
Магазины на улице Билимбаевской в Добрянке. Начало ХХ в.

Магазины на улице Билимбаевской в Добрянке. Начало ХХ в.

Накануне грандиозных потрясений 1917 года жизнь в далёкой провинции, каковой был наш край, текла по давным-давно заведённым правилам. Да, было непросто: на западе перемалывал судьбы миллионов страшный молох великой войны, в деревнях голосили бабы, на заводах кипел превращавшийся в броню и снаряды металл, но при всём при этом обыденная жизнь оставалась в целом понятной. Есть царь-государь, есть правительство, есть регуляторы жизни – законы. В том числе жизни торговой.

«Имею честь при сем представить…»

Относительно полную картину такой жизни в Добрянке и соседних волостях накануне и во время великой русской революции 1917 года можно нарисовать «красками» тех дел, что сохранились в фондах Государственного архива Пермского края (ГАПК).

И хоть палитра их не самая полная, а цвета всё больше скупые, картина в целом прорисована неплохо. В роли своеобразных «художников» выступали при этом податные (налоговые) инспектора Пермской казённой палаты, которые вели проверку подведомственных им торговых лавок, балаганов, промыслов. Проверят и пишут в палату отчёт: «Имею честь при сем представить журнал о проверке торгово-промышленных предприятий (…) по Государственному промысловому налогу». В журнале указывалось наименование волости, число зарегистрированных заведений, их владельцы, обороты и др. Торговля в тот период была полностью частной или кооперативной. Вне ярмарок и торжков народ снабжали продуктами и товарами многочисленные хозяева магазинов и киосков (балаганов). Они действовали во всех волостях.

В Усть-Гаревой

Судя по документам, к числу самых обеспеченных торговыми точками и промыслами относилась Усть-Гаревская волость.

В этом старинном прикамском селе жили крепкие мужики, способные наладить собственное кирпичное производство, запустить мельницу, основать частное пароходство, построить на свои деньги двухэтажную каменную школу, поддержать божьи храмы.

Крупным промысловым заведением в Усть-Гаревой была вододействующая мельница. Она располагалась в д. Полуденной. Её хозяином значился усть-гаревской крестьянин Киприян Михайлович Волков, и потому мельницу обычно называли «волковской». На ней были установлены три пары жерновов, а мельником служил крестьянин Иван Симанов. В 1916 году годовой оборот мельницы составил 1500 рублей.

В том же году в с. Усть-Гаревском на берегу Камы у Волкова было отмечено заведение с 15 рабочими «по постройке судов».

Серьёзную конкуренцию ему составляла большая вододействующая мукомольная мельница, принадлежавшая графу Строганову. Находилась она в д. Кошелевой, а заведовал ею местный крестьянин, мельник Василий Васильевич Мокрушин. Зерно мололось на трёх парах жерновов диаметром более четырёх метров. Годовой оборот составлял 3000 рублей.

К числу заметных торговцев в селе в 1916 году относились крестьяне Терентий Васильевич Баранов, Егор и Александр Лобановы. Они имели не только лавки по продаже «мануфактурных и бакалейных товаров, съестных припасов и табачных изделий», но и «складочные помещения». Лавочники были и в окрестных деревнях.

Двухтысячники

В отличие от Усть-Гаревской, в соседней Сенькинской волости в 1916 году мельницы отмечены не были, а вот торговые заведения имелись.

В основном сенькинцы посещали магазин Михаила Ивановича Катаева. Торговал он в своей лавке бакалейными и съестными припасами и достигал оборота в 2000 рублей. Это выглядело солидно даже на фоне Добрянки. Для сравнения, владельцы балаганов из соседних деревень Липовой и Комаровой Сенькинской волости Андрей и Алексей Плюснины ограничивались оборотами в 200 и 300 рублей.

Такой же годовой оборот в 2000 рублей, как у Катаева, был у торговца из с. Голубятского Останинской волости Сергея Андреевича Медведева и у владелицы лавки со складом из Висима Анфисы Никифоровны Калининой. Женщин-предпринимательниц в ту пору встречалось немало, правда, с большим оборотом – редкость.

В Голубятах, помимо нескольких торговых точек, имелась и вододействующая мукомольная мельница. Принадлежала она местному крестьянскому обществу, но сдавалась в аренду некоему крестьянину Царево-Кокшайского уезда Казанской губернии (ныне территория Марий Эл), чья фамилия в документе читается плохо. От имени арендатора ею руководил голубятский крестьянин Григорий Голубцов. Оборудованная двумя парами жерновов диаметром до 160 см мельница дохода приносила немного.

На Косьве

Довольно пёстрой выглядела предпринимательская жизнь на Косьве. Лавки принадлежали здесь и частникам, и кооперативам.

На звание самого оборотистого предпринимателя в 1914 году здесь претендовал торговец, которого податный инспектор записал как «Шолий-Морбон Бик-Мухаметов». В своей лавке он торговал вместе с женой и продавал косьвякам мануфактуру, бакалею, продукты, табак. Его оборот оценивался очень внушительной суммой в 4000 рублей. По местным меркам олигарх, да и только. Ближайший к нему по этому показателю торговец – крестьянин Фёдор Егорович Ярославцев – мог похвастаться 700-рублёвым оборотом.

Небольшие частные лавки и балаганы имелись в деревнях Кыж, Калистова, Дурнята, Тихая, Таборы. Всего в волости насчитывалось 22 торговых заведения.

Одна из торговых лавок в Перемском принадлежала Косьвинскому сельскохозяйственному обществу. Заведовал ею «совет общества из трех членов», и помимо обычных бакалейных, галантерейных и съестных припасов в ней продавались керосин, табак и сельхозорудия. Но, похоже, в плане торговли обществу до частников было далеко. По крайней мере, в графу «сумма оборота» инспектор вписал всего 400 рублей.

В том же 1914 году в Перемском открылась лавка местного общества потребителей. К концу года в обществе состояло 49 человек. Возглавлял его Степан Иванович Конюхов. Лавка арендовалась за 54 рубля. На 1 января 1915 г., в ней находилось товара «по продажным ценам» на сумму 2037 руб. 41 коп. Поскольку паевой капитал общества был небольшим, Пермская казённая палата от оплаты промыслового налога его освободила. Как и Таборское потребительское общество, которое на 1 января 1917 года состояло из 48 членов и имело в своём селе одну торговую лавку с товарами на 3123 рубля. Руководил им Ефим Иванович Ворошнин.

Для примера, в Полазненском обществе в 1913 году состояло 117 человек. На покупку и доставку товара в 1914 году предполагалось потратить 10 250 рублей. Исполнилось ли задуманное –сложно сказать. Началась война, мобилизация, а там и революция подоспела.

В погоне за «Зингером»

Что же касается торговли в Добрянке, то тут, по сведениям на 1911 год, было зарегистрировано 111 торговых и промысловых заведений.

Большой завод, более 2 тысяч мастеровых с неплохими заработками, число жителей более 7 тысяч человек, оживлённая пристань, всё это способствовало развитию торговли. Самыми крупными торговцами здесь были: Иван Матвеевич Плюснин с оборотом в 15 000 рублей, Николай Викулович Варлашов, Александр Иванович Плюснин, Константин Иванович Шмырин и Денислам Галимзянович Касимов (по 10 000 руб.). Такими же были обороты лавок по продаже «кожевенного товара» собственного производства крестьян Добрянской подзаводской волости, братьев Семёна и Егора Казанцевых. Но и им не угнаться было за лавкой по розничной торговле швейными машинами «Компания Зингер» с оборотом в 20 000 рублей.

Тени грядущей разрухи, ужасного голода, массовых эпидемий, кровавого террора, помимо прозорливых старцев, вряд ли кто способен был разглядеть. Кто-то из предпринимателей погиб в годы Гражданской войны, кто-то покинул родные края в 1919 году с белыми, кто-то подвергся репрессиям сталинского периода.

Прочитано 1341 раз Последнее изменение Пятница, 26 Янв 2018

Добавить комментарий

Предварительная модерация!

Мы не допускаем к публикации сообщения, противоречащие законодательству РФ, а также рекламу и политагитацию. Сообщения агрессивного характера, содержащие угрозы, бранные слова, а также оскорбления, переходящие на личности, будут редактироваться или удаляться.

Внимание! В период выборов законом запрещается публичное обсуждение кандидатов.

Защитный код
Обновить