Вт06122016

Авторизоваться
Back Вы здесь: Главная Новости Общество Люди и судьбы Закалили трудности. Исповедь председателя

Закалили трудности. Исповедь председателя

Люди и судьбы

Для сельского хозяйства личность Владимира Степановича Попова почти что легендарная. Старейший и авторитетнейший сельскохозяйственный руководитель в Пермском крае, орденоносец, заслуженный работник сельского хозяйства РФ.

Но это сейчас. А в 60-х его трудовая биография начиналась в нашем районе. Сначала в качестве главного агронома совхоза «Память Ленина», потом – директора совхоза «Косьвинский». Совхозы эти давно уже канули в Лету, а Владимир Степанович, вынужденный уехать из района ещё в середине 80-х, в свои 73 года управляет ООО «Шерья» в Нытвенском районе так, что превратил его в одно из лучших хозяйств края.

Меня воспитало и закалило время.Трудное, послевоенное. Я родился в деревне Тюлькино Соликамского района в 1940 году. Только что пришедший с финской войны отец работал на сплавном рейде, мама трудилась дояркой в колхозе «Путь коммунизма». Потом снова война, отец пропал без вести под Ленинградом в 1942-м, в 1946 году умерла бабушка, и мы остались с мамой вдвоём. Поэтому я, безотцовщина, рано почувствовал себя ответственным человеком, на котором лежало много хозяйственных обязанностей.

Всегда хотел быть не только образованным, но и сильным человеком.Поэтому в школе занимался лыжами, возле дома турник поставил и даже курить бросил. Да-да, баловались мы, деревенские мальчишки, махоркой с ранних лет, но тут надо спасибо сказать директору нашей школы Павлу Ивановичу Чагину. Как-то, классе в восьмом, удумали мы курить в туалете, а он и зашёл. Все в рассыпную, а я не успел. И вот ведёт он меня за руку принародно к себе в кабинет и говорит, дескать, завтра в школу с мамой придёшь. И так мне от этого стыдно стало! «Павел Иванович, – говорю, – не надо маму, я курить больше не буду! Даю слово!» И слово сдержал. С тех пор ни одну сигарету в рот не брал, а вот физкультуру не бросил.

Важной ступенью для меня стала армия.За три года срочной службы покидало меня немало, от Сахалина до Азербайджана, где служил электромехаником в авиаполку. Среди моих сослуживцев оказался москвич, боксёр Володя Демидов, который с разрешения командования вёл секцию бокса для солдат и офицеров. Потом я продолжил эти занятия, учась на агрофаке Пермского сельхозинститута. В институте ещё и гимнастикой занимался. В армии агитировали меня на службу в КГБ, но не взяли. В анкете я указал, что отец на фронте пропал без вести, и этого оказалось достаточным для отказа.

Моё становление как специалиста прошло в Полазне.Туда на должность главного агронома совхоза «Память Ленина» я приехал в 1967 году. С лёгкой руки директора Александра Ефимовича Пермякова мне, ещё неженатому молодому специалисту, выделили подъёмные и 2-комнатную благоустроенную квартиру.

Школу в этом хозяйстве я прошёл отличную и в 1974 году, немного поработав в районном управлении сельского хозяйства, получил назначение в совхоз «Косьвинский». Первый секретарь РК КПСС Евгений Андреевич Абрамов, председатель райисполкома Григорий Васильевич Коневских, начальник управления сельского хозяйства Николай Александрович Булычев меня всё обрабатывали: «Владимир Степанович, надо поднимать хозяйство».

Косьва стала для меня особым местом в жизни.Жизнь меня там крепко помяла, но не сломала. «Косьвинский» с центром в Перемском имел 4400 гектаров пашни, 400 голов дойного стада, но в передовиках не ходил. Сказывались удалённость хозяйства, разбросанность деревень, бездорожье, низкая трудовая дисциплина, пьянство. Люди и технику гробили, и самих себя, и скот, который, бывало, сутками стоял некормленый, недоенный. При мне уже произошёл вопиющий случай в деревне Тихой, где пьяные пастухи недоглядели за стадом, полторы сотни совхозных коров вышли на рельсы, и в это стадо на полном ходу врезался товарняк! Погибло или было изувечено 58 коров, которых тут же пришлось пускать под нож, но мясо сдать было некуда. Что мне тогда пришлось испытать…

В общем, стал я наводить дисциплину. Что скрывать, кто пьяным садился за руль да ещё и гонор свой проявлял, бывало, нарывался на мои кулаки. Случалось, я на ходу в «пьяный» грузовик заскакивал, машину останавливал, а пьяницу – в нокдаун. Слова на них не действовали.

За 11 лет в «Косьвинском» многое изменилось.При поддержке шефов из УС Пермской ГРЭС мы построили 11 новых ферм (дойное стадо увеличилось до 700 голов), начали строить в Перемском каменные дома, школу, благодаря взаимодействию района и УС появился деревянный мост через Косьву. Запомнилось, как Абрамов и Коневских, в моём присутствии, разговаривали с Пелихом на берегу Косьвы: «Вот, Пётр Михайлович, надо бы мост построить». А тот атаманистым, вольным, человеком был, стоит руки в брюки: «А что? Возьмём да и построим!» Но в целом с райкомом начальник стройки не сработался и вскоре из Добрянки уехал. У меня с Евгением Андреевичем Абрамовым тоже по-всякому складывалось. Он ведь в районе царь и бог был, но и я не слабак, вот иногда и искрило между нами. Но я ему за многое благодарен. Понимаю, что порой сам бывал не прав, и надо было меня на место ставить.

В 1984 году над моей головой сгустились тучи.Сначала меня по жалобе кого-то из обиженных обвинили в рукоприкладстве, а затем – в приписках и искажении отчётности. За год до этого наш совхоз впервые вошёл в число победителей Всесоюзного соцсоревнования, мы получили на хозяйство денежную премию в 2 тысячи рублей и микроавтобус «РАФ», но эта победа обернулась против нас. Вслед за рукоприкладством мне поставили в вину то, что поголовье выросло не за счёт собственного выращивания, а за счёт закупок скота от населения. А ведь закупать скот требовал район, и это было обычной практикой! В итоге на меня навесили всех собак, прописали в «Сельской жизни», сравнили даже с узбекским «хлопковым делом». Прокуратура, следователи, допросы…

Вопрос мой решился на уровне обкома партии.Спасибо начальнику областного управления сельского хозяйства Левину, который предложил мне уехать в совхоз «Шерьинский» на странную должность заместителя главного агронома по кормопроизводству: «Ты, Володя, давай не брыкайся, езжай, а дальше видно будет». Накал страстей это приглушило, но в 1986 году из партии меня всё же исключили, и прокуратура довела дело до суда. Мне дали 4 года условно с отсрочкой приговора на два года. Год я как осуждённый унизительно ходил в милицию отмечаться, и это при том, что фактически уже руководил совхозом. Очень тяжело на душе было, и я благодарен своим близким, что помогли мне пережить это время.

Трудности нас закаляют.Я убеждён в этом. Судимость мою сняли по амнистии в честь 70-летия Октября, и для меня началось трудное восхождение. Совхоз «Шерьинский» был тяжёлым хозяйством, но мне с товарищами удалось не только сохранить и провести его через все тяготы 90-х (долг по зарплате доходил до девяти месяцев, доброжелатели упорно предлагали пустить поголовье под нож), но и вывести на нынешние рубежи. Спасибо людям, что поняли и выстояли. В 2000 году у нас было 800 голов, удой составлял в среднем 4000 кг на одну корову, сейчас в объединившем три соседних хозяйства ООО «Шерья» 2132 коровы, удой на корову составляет 7500 кг (в советское время за надой в 3500 кг ордена давали. – М.К.). Скот чистопородный. Есть и немецкое стадо. По ним средний надой 8400 кг. Пашни – свыше 16 тысяч га, в том числе 7,5 тысячи – под зерновыми. В хозяйстве трудятся 600 человек. Каждый день мы отправляем на молокозаводы 36-37 тонн молока. В основном в Кунгур. Отправляли когда-то и на Добрянский молокозавод, да только где он сейчас.

Приезжаю в Перемское, как домой.Знаю, что люди меня простили, и я тоже ни на кого не держу обиды. До сих пор вижу сны, как приезжаю на Косьву, где мне надо что-то срочно решать. Жаль, что всё здесь дошло до развала. Я задаю иногда себе вопрос, смог бы или нет сохранить «Косьвинский», останься здесь, но ответа не нахожу. Но зато я чётко знаю, что не надо списывать беды нашего сельского хозяйства только на государство. В конечном итоге всё зависит от способностей конкретного человека.

Прочитано 1807 раз Последнее изменение Пятница, 29 Нояб 2013

Добавить комментарий

Предварительная модерация!

Мы не допускаем к публикации сообщения, противоречащие законодательству РФ, а также рекламу. Сообщения агрессивного характера, содержащие угрозы, оскорбления и бранные слова, будут редактироваться.

Внимание! В период выборов законом запрещается публичное обсуждение кандидатов.

Защитный код
Обновить

Комментарии  

 
+10 # Одни легенды и мифы 30.11.2013 15:14
"Для сельского хозяйства личность Владимира Степановича Попова почти что легендарная." Да и само сельское хозяйство на добрянской земле тоже легендарное, почти что мифическое.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
 
 
0 # + 02.12.2013 12:12
Причём всё это раскрывается в форме исповеди. Как бы для отпущения грехов.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору