Вс11122016

Авторизоваться
Back Вы здесь: Главная Новости Общество Люди и судьбы Узник нацистского лагеря делится воспоминаниями о военных годах

Узник нацистского лагеря делится воспоминаниями о военных годах

Люди и судьбы
Николай Шапочинский. / Фото автора

Николай Шапочинский. / Фото автора

85-летний добрянец Николай Шапочинский испытал в своей жизни столько всего, что сполна хватило бы писателям на несколько книг. Он один из тех, для кого война не просто мрачное слово. Для него это страшная страница жизни в качестве узника в нацистской Германии. Предлагаем вниманию его воспоминания.

***

С оккупированной территории Украины нацисты отправляли молодёжь на принудительные работы в Рейх. Так как желающих добровольно ехать практически не было, они набирали рабов облавами. В такую облаву попал и я. Меня и ещё несколько десятков человек втолкнули в проходящую колонну невольников и погнали на запад. Колонна (примерно 800-1000 человек) состояла в основном из жителей правобережной Украины, конвой – подразделение восточного легиона.

***

Во время перехода через Молдавию и Румынию в Венгрию ни разу толком не кормили. Ночевали под открытым небом, только изредка под крышей. После каждой ночёвки оставались десятки трупов умерших за ночь людей. Неспособных к маршу больных конвой пристреливал. В Венгрии нас затолкали в вагоны с колючей проволокой на окнах так, что можно было только стоять или сидеть на корточках, а лежать – только по очереди. На остановках из вагонов не выпускали, и мы испытывали невероятные мучения, прежде всего из-за жажды.

***

Из нашего транспорта в г. Ольденбург после перевозки по Словакии, Польше и санобработки (нацисты боялись занести инфекцию в Рейх) прибыло человек 250. Остальные погибли в пути или были выбракованы в карантинном лагере. Умерших хоронили тут же в глубокой траншее. Здоровых отбирали в рабочие команды для работы на аэродромах, которые часто бомбили, а также для разбора завалов разбитых зданий.

На аэродроме работали узники многих национальностей, но самыми гонимыми и презираемыми были мы – советские люди. Нацисты часто практиковали на нас так называемую селекцию, т. е. выбраковку более неспособных к физическому труду узников. Нас выстраивали в шеренгу, и немец стеком или рукой указывал на человека, которого немедленно выводили из строя. Все выбракованные узники подлежали уничтожению.

В отличие от других стран Советский Союз международные конвенции не подписал, наших имён в списках Международного Красного Креста не было, и Германия не несла за нас никакой ответственности. Так Родина сознательно кинула на гибель в неволе миллионы людей.

***

Выжить одиночке в лагере невозможно, и узники инстинктивно группировались в пары и небольшие группы. Слова «это человек из нашей группы (или команды)» были как охранная грамота для многих.

В лагерном муравейнике господами были страх и голод. Они определяли многие поступки людей по мере их характеров, воли, воспитания. Одни опускались на дно – им было всё равно, полная апатия (такие долго не жили). Другие обращались к Богу, находя в нём поддержку и утешение. Третьи полагали: «умри ты сегодня, я, может, выживу» и с полуживых, слабых снимали последнюю рубашку, чтобы продать на чёрном лагерном рынке.

Этот рынок, как и кустарные промыслы, возник стихийно. Умелые узники из подручного материала делали удивительные вещи: табакерки, портсигары, шкатулки, пудреницы, наборные мундштуки, затейливые курительные трубки… Всё это пользовалось большим спросом у местного населения. За сувениры платили в основном продуктами, табаком. Продажа, вернее обмен, шла через конвоиров не без выгоды для них.

***

Мы всегда были голодные, мы всегда хотели есть. В нашей штубе (комнате в бараке) на двухъярусных нарах обитало 18 человек. После работы вечерами мы вспоминали мирное время и в основном довоенную домашнюю еду. При этом не обходилось без преувеличения. Помню, когда бывший интеллигент заявил, что утром он довольствовался булочкой с маслом и стаканом чая, ему не поверили: «Разве можно выдержать до обеда после такого завтрака?!»

***

Со временем у нас у всех притупились чувства, наши души и нервы так зачерствели, что мы на многое не реагировали. Безразлично смотрели, проходя мимо, на сваленную возле рва груду обнажённых мёртвых тел, равнодушно взирали на очередную казнь на Апельплаце. Для нас это стало обычным явлением: «Сегодня им не повезло, а завтра, может, нам». Смерть стала вроде тени нашего бытия, и чувство страха совершенно притупилось.

***

Работая в команде на аэродроме Фаррельбуш, я познакомился с военнопленными французскими моряками. Они каждое утро оформляли заявку на подсобную рабочую силу и всегда брали меня. Работой меня не перегружали. Так, по мелочам, подмести, принести что-то. Я был практически босой, мои ботинки давно развалились, а к деревянной обуви (гольцшугам) я никак не мог приловчиться. Видя это, французы презентовали мне приличную пару армейской обувки моего размера. Моряки подкармливали меня, а по окончании работ не забывали завернуть в пакет пару бутербродов. Так, благодаря французам, я и выжил. Благодарен им всю жизнь.

***

После высадки в Нормандии союзников смерть стала настигать нас и с неба. Союзная авиация вела бомбардировки не прицельно, а по площадям, поэтому было много разрушений в жилых кварталах.

Самая кошмарная ночь, полная первобытного страха, случилась для меня в Брауншвейге. Вой сирен, калейдоскоп сигнальных ракет, лихорадочные лучи прожекторов, невообразимый вой бомб, качающаяся земля. Казалось, что каждая бомба летит прямо в тебя. Мы, оглохшие и ослепшие, бросились кто куда. Внезапно передо мной вспыхнуло ослепительно яркое пламя, и всё исчезло. Наступили звенящая тишина и блаженный покой… Очнулся я утром на городском кладбище возле статуи какого-то бюргера. Моя голова раскалывалась от боли, всё тело болело и ныло. Кое-как я добрёл до нашего сборного пункта. Оказалось, что из нашей команды уцелело меньше половины.

***

Освобождение прошло неожиданно и как-то буднично. В городок, где мы находились, утром в конце марта вошли танки союзников с большими белыми звёздами на броне. Это был действительно звёздный час. Свобода!

Молодые сержанты союзников, неплохо говорившие на русском и украинском языках, проводили с нами беседы, на которых, раздавая жевательную резинку и сигареты, рассказывали о преимуществах западного образа жизни, утверждали, что возвращаться на родину нет резона. Во-первых, там всё разрушено войной, голод, во-вторых, в родном Отечестве всех нас ждёт наказание за то, что мы работали на Рейх. Но всё было напрасно. Мы, особенно молодые узники, хотели только домой. И однажды один из сержантов заявил: «Ну, что ж, езжайте, там вы снова услышите музыку Чайковского и тёплые слова НКВД». В скором времени мы с горечью убедились в его словах.

***

В советской зоне мы прошли первичную госпроверку через особый отдел. Кто подходил по возрасту, сразу же после неё оказался в армии, пожилых и женщин с детьми отпустили по домам, а для нас, молодых, уготовили рабочие батальоны, которые направлялись в основном на шахты и лесоповал.

Осенью 1945 года я оказался в составе такого батальона в Коми-Пермяцком округе. Работа тяжёлая, питание плохое, но действовал лозунг: «Не выполнил норму – не выходи из леса». Самовольно оставлять место работы запрещалось, за прогул – суд. Выручали коми-пермяки, истинные дети природы. Они охотно помогали освоить нам профессию лесоруба. Все другие пути для нас были закрыты. Вроде нейтральное слово «репатриант», а на деле до реабилитации в 90-х годах оно превратило нас в людей второго сорта.

Прочитано 2497 раз

Добавить комментарий

Предварительная модерация!

Мы не допускаем к публикации сообщения, противоречащие законодательству РФ, а также рекламу. Сообщения агрессивного характера, содержащие угрозы, оскорбления и бранные слова, будут редактироваться.

Внимание! В период выборов законом запрещается публичное обсуждение кандидатов.

Защитный код
Обновить

Комментарии  

 
-10 # Скрека Денис 29.05.2014 12:53
Вот ещё одна судьба перемолотая под колёсами "великой державы". Сначала бросили народ на откуп судьбе, отступали же быстро, но уехали только краснопузые, а жителей оставили в оккупации, а потом за это же их и наказали. Правильная тактика и стратегия великого эффективного менеджера Кобы, за свои же ошибки наказать пострадавших, но вопреки всему, выживших.

Кому ещё хочется стать подстильным материалом, на пути кровавых гусениц бульдозера власти, при строительстве очередного великой державы?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
 
 
-9 # 123 29.05.2014 16:15
Цитирую Скрека Денис:
Вот ещё одна судьба перемолотая под колёсами "великой державы". Сначала бросили народ на откуп судьбе, отступали же быстро, но уехали только краснопузые, а жителей оставили в оккупации, а потом за это же их и наказали. Правильная тактика и стратегия великого эффективного менеджера Кобы, за свои же ошибки наказать пострадавших, но вопреки всему, выживших.

Кому ещё хочется стать подстильным материалом, на пути кровавых гусениц бульдозера власти, при строительстве очередного великой державы?
Дефицита желающих не наблюдается последние лет 300
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
 
 
-7 # Галина Витальевна 29.05.2014 13:38
Страшная судьба..., здесь у нас на Урале, такая история - у каждого третьего. И несмотря на предупреждения - домой, на Родину! Вот спросить бы героя этой статьи - если бы сейчас вернуть то время и ему предложили бы махнуть в Америку, как бы он поступил? Спасибо, Михаил Александрович, за статью!!!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
 
 
+24 # ! 29.05.2014 13:40
Честно сказать, плакала, когда читала эту статью. И после всего пережитого, герой статьи остался с большой буквы человеком. Добрым, веселым (он всегда душа компании), человеком, который умеет ценить жизнь, умеет чувствовать и сострадать, это просто далеко не каждому дано. Вырастил детей достойных. учиться нужно нам у него жизни! не быть озлобленными ........ Оставаться людьми в любой ситуации.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
 
 
-3 # 123 29.05.2014 14:32
В степи, покрытой пылью бренной,

Сидел и плакал человек.

А мимо шёл Творец Вселенной.

Остановившись, Он изрек:

«Я друг униженных и бедных,

Я всех убогих берегу,

Я знаю много слов заветных.

Я есмь твой Бог. Я всё могу.

Меня печалит вид твой грустный,

Какой нуждою ты тесним?»

И человек сказал: «Я - русский»,

И Бог заплакал вместе с ним.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
 
 
0 # Промискуитет 30.05.2014 13:51
Герой статьи, вроде как, с Украины. Поэтому столь проникновенный стих про несчастного русского не совсем в тему.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
 
 
+4 # Сосед 30.05.2014 20:08
Цитирую Промискуитет:
Герой статьи, вроде как, с Украины. Поэтому столь проникновенный стих про несчастного русского не совсем в тему.

Это собирательный образ
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
 
 
+14 # Илья Полазна 01.06.2014 12:47
На днях обсуждая возможную войну с Украиной, одна знакомая сказала: "Дак пусть начнется война! Одну уже пережили, и эту переживем!"
Я весь день ходил ошеломленный, понимая, что таких людей, напрочь лишенных исторической памяти, довольно много вокруг.
Михаил Александрович, Ваша просветительска я работа очень важна для всех нас! Спасибо Вам за это!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
 
 
+5 # Сосед 02.06.2014 18:18
Цитирую Илья Полазна:
На днях обсуждая возможную войну с Украиной, одна знакомая сказала: "Дак пусть начнется война! Одну уже пережили, и эту переживем!"
Я весь день ходил ошеломленный, понимая, что таких людей, напрочь лишенных исторической памяти, довольно много вокруг.
Михаил Александрович, Ваша просветительская работа очень важна для всех нас! Спасибо Вам за это!

Биороботам не нужна память
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
 
 
+5 # Скрека Денис 02.06.2014 20:37
Ну да, оперативка на 16 бит, позволяет помнить о жрать, *рать, спать.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору