Чт08122016

Авторизоваться
Back Вы здесь: Главная Новости Общество Люди и судьбы Две войны братьев Першиных

Две войны братьев Першиных

Люди и судьбы
Братья Яков, Василий и Григорий Першины. 2004 год. / Фото из семейного архива

Братья Яков, Василий и Григорий Першины. 2004 год. / Фото из семейного архива

Что такое защита Отечества, в семье Першиных объяснять не надо. Из четверых братьев трое прошли «горячие точки». Двое – Василий и Яков – Афганистан, один – Григорий – Северный Кавказ. Отдал долг Родине и четвёртый брат – Владимир.

От Камы до Камы

Хранителем семейной истории, по крайней мере, мужской её составляющей (в семье ещё восемь сестёр!), является Василий Иванович. 

– Корни наши семейные находятся в Кезском районе Удмуртии, но со временем все мы перебрались в Добрянку. Сначала одна из сестёр отправилась сюда по распределению поваром в столовую завода ЖБК, затем, в 1974 году, я, – вспоминает историю «великого переселения Першиных» Василий. – Тут как раз ГПТУ № 23 открылось, и я оказался в числе первых добрянских «пэтэушников». Впечатлила меня тут Кама. Её исток был недалеко от нашей деревни, простой ручеёк, а тут целое море!

На «крыше мира»

Судьба его на тот момент была схожа с судьбами десятков добрянских сверстников. Три года в училище, практика на ДСК, аттестат слесаря-ремонтника промышленного оборудования и призыв в армию. Точнее, в легендарные погранвойска. Чтобы попасть в них, он уничтожил свою старую медицинскую карту, а на комиссии скрыл проблемы с сердцем. Носил зелёные погоны в 19771979 годах на Памире, в Горном Бадахшане, в Мургабском погранотряде, где высота – почти 4000 тысячи метров над уровнем моря.

– Разряженный воздух, температура в горах минус сорок, сильнейшие ветры, ни единого деревца, – скрупулёзно перечисляет «прелести» Памира бывший гранатомётчик из состава пограничной мотоманёвренной группы. – Поэтому и дом часто снился: Кама, лес. Но когда я вернулся в Добрянку, то город не узнал.

Тут вовсю разворачивалась огромная стройка. Новые дома, новые улицы, новые лица, новые организации. В одну из них, «Промстрой», он и устроился плотником-бетонщиком. Работал на строительстве водосброса на новом тюсевском водозаборе, а потом – на строящейся ГРЭС в цехе № 19 предприятия «Пермэнергоремонт».

Побег от пресной жизни

– Работал я на ГРЭС, но в голове всё сидела мысль о том, чтобы ещё раз испытать себя в серьёзном деле. Пресной, что ли, жизнь на гражданке мне казалась. Вот и написал заявление куда следует: хочу, мол, поработать за границей. И мне через некоторое время такая возможность предоставилась, – продолжает мой собеседник.

Где-то в 1985 году прямо в цех к нему приехал майор Яровой из военкомата. Подошёл: «Как работается? О загранкомандировке не передумал? Нет? Варианты есть разные: ГДР, ЧССР и ДРА».

Василий Иванович выбрал Афганистан. Оформление документов заняло почти девять месяцев. Конкурс был как в хорошем вузе – 10 человек на место. В областном военкомате на собеседовании спрашивали: «Зачем едешь туда?» и слышали в ответ стандартное: «Хочу помочь братскому афганскому народу». О том, что в пылающем Афганистане в это время проходил срочную службу его младший брат Яков, Василий особо не распространялся.

Жара, вода и стальные трубы

– В ДРА в качестве гражданского специалиста я оказался летом 1986 года. В Кабул из Ташкента нас, рабочих и специалистов, перебросили военно-транспортным Ил76. Помню, как открывается аппарель, и в огромное чрево самолёта врывается сухой, раскалённый воздух. Дышать им, то жарким пустынным, то ледяным горным, пришлось два года. База наша располагалась у дворца Амина. Того самого, что в 1979 году брала знаменитая «Альфа», – уточняет Василий Иванович. 

Гражданские специалисты с ключами в руках и с автоматами за спиной устанавливали в наших частях различные инженерные системы, прежде всего глубинные насосы для получения качественной воды. Из-за её отсутствия 40-я армия страдала от страшных эпидемий желтухи, тифа, дизентерии, которые буквально выкашивали солдат. Настоящим бедствием были полчища вшей.

Фото у дворца Амина

Василий Першин помотался по ДРА немало. Не раз преодолевал в составе армейских колонн перевал Саланг, попадал с товарищами под обстрелы на горных дорогах, чудом избежал гибели во время взрыва смертника в центре Кабула, но встретиться с братом Яковом всё не получалось. Говорит, что не раз просился в командировку в Кандагар, но туда никак не отправляли.

По роду работы и с учётом дислокации при штабе 40-й армии он имел возможность общаться со многими офицерами, в том числе с генералами Громовым и Варенниковым, но помог ему начальник медслужбы ВВС: «Говоришь, брат в Кандагаре служит? Хорошо. Завтра же с ним встретишься». И точно, наутро Якова уже перебросили самолётом в Кабул.

– Узнал я брата с трудом. Вроде он и не он. Худой, бритый, форма поношенная: «Яша, ты?!» «Я, брат…» Только голос и похож. И первое, что я сделал, переодел его в гражданское и накормил от души, – продолжает Василий Иванович. – Десять дней он у меня прожил. Разговоров было не перечесть.

Показывает фотоальбом: «Вот мы с братом, а вот за нами дворец Амина». Тут и сам Яков включается в наш разговор.

В пекле Кандагара

Рассказывает, что попал в Афган после четырёхмесячной учебки в туркменской Иолотани. Гиблые места, пехота: «Ели сваренную на воде крупу-сечку, питались прямо в палатках, стоя, обучения толком не было. Я должен был выйти пулемётчиком БТР, но стрелять из КПВТ или из ПКТ не пришлось ни разу. С такой «подготовкой» нас и кинули в Афган». Оказался он в Кандагаре, в самом пекле, в мотострелковой части.

– В части русские редкость. Из моего призыва нас было трое всего. А так сплошь узбеки, азербайджанцы, осетины, чеченцы, – перечисляет Яков. – Как только нас в роту привели, там сразу же заявили: «С завтрашнего дня – вешайтесь». Вроде война, а дедовщина страшная была, но тут уж как себя покажешь. Дрался не раз, причём отчаянно, в ход шло всё, что под руку попадало. Худющий был, злой и за себя постоять сумел, трогать перестали.

Осколки у сердца

Куда рвался Яков, так это на «боевые». И ничего, что боевая выкладка по 30 с лишним килограммов при 50-градусной жаре, и ничего, что смерть за каждым поворотом. Приказ был простой: «Увидишь кого, сразу стреляй». Стреляли они, стреляли в них. Всего насмотрелся. Видел, как наши «Грады» стёрли с лица земли афганский кишлак, как их майору душманским осколком снесло полголовы, как за час на минах подорвались семь БТРов.

– Наш тоже. Водитель чуть вправо от колеи взял и тут же взрыв! Всех, кто на броне был, на землю скинуло. Замполит руку сломал, меня контузило, но в целом обошлось, – продолжает Яков. – А вот в другой раз не повезло. Продвигались к очередному «духовскому» кишлаку и попали под миномётный обстрел.

Мина взорвалась за спиной. Один осколок попал Першину в затылок, другой в бок и четыре под левую лопатку. Чуть-чуть сердце не задели. Вкололи ему обезболивающее, вызвали «вертушку» и в госпиталь. Не только выжил солдат, но и продолжил службу.

«Ты откуда такой?»

– С братом Василием я встретился позже, за три месяца до дембеля. Только вечером с очередных боевых вернулись, оборванные, грязные как черти, а мне: «Тебя срочно в госпиталь в Кабул». И точно: уазик-санитарка, самолёт, Кабул, штаб армии, – волнуясь, вспоминает Яков. – Сижу в коридоре, привалившись к стене, а там – то полковник какой, то генерал в недоумении: «Ты откуда такой?!» А мне всё пофиг, ершистый был. «Из Кандагара», – отвечаю, и всё, никаких вопросов больше. А вот когда брата увидел, то слёз не сдержал…

Яков вернулся домой осенью 1987 года с медалью «За отвагу». За год и девять месяцев в их роте погибло 12 солдат и два офицера.

В Добрянке он устроился на работу на прежнее место – ремонтником на ГРЭС. Там и работает слесарем до сих пор, почти 30 лет. Только теперь это Пермский филиал «КВАРЦ Групп». В энергоремонт после Афгана вернулся и Василий, но потом решил вновь надеть погоны. Сначала пожарного, потом милиционера вневедомственной охраны.

Четыре брата, две войны

Очень хотел Василий Иванович устроить встречу с третьим братом из их рода, Григорием, но не получилось. Тот отказался категорически.

– Он у нас подполковник спецназа. С характером человек, – уважительно отзывается о брате Василий. – Недавно в запас вышел. Что такое война, тоже знает не понаслышке. Только на Северном Кавказе двенадцать раз побывал. Да и не только там. Боевые награды имеет, в том числе три(!) медали «За отвагу»…

Младшего брата в семье Першиных, Владимира, «горячие точки» миновали, но и он сумел отличиться во время солдатской службы в Монголии. Будучи в карауле, задержал нарушителя, за что и удостоился отпуска на Родину. Нет-нет, да и вспоминает об этом, когда все братья собираются за одним столом. Владимир много лет работает сварщиком в коммунальной сфере Добрянки.

Вот так. Четыре брата, две войны (афганская и чеченская), десятки обстрелов, рейдов и спецопераций. Думается, что как раз для сотен и тысяч таких российских «першиных» и существует 23 Февраля. Не тот невразумительный, словно в общественной бане, «мужской день», а тот праздник – День защитника Отечества, который потом и кровью добывался и добывается настоящими мужиками.

Прочитано 2272 раз

Добавить комментарий

Предварительная модерация!

Мы не допускаем к публикации сообщения, противоречащие законодательству РФ, а также рекламу. Сообщения агрессивного характера, содержащие угрозы, оскорбления и бранные слова, будут редактироваться.

Внимание! В период выборов законом запрещается публичное обсуждение кандидатов.

Защитный код
Обновить

Комментарии  

 
+11 # Вера 21.02.2016 13:48
с праздником! настоящие мужчины!ну кто ,если не ВЫ!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору