Вс11122016

Авторизоваться
Back Вы здесь: Главная Новости Общество Люди и судьбы Китайское прошлое жительницы Добрянки

Китайское прошлое жительницы Добрянки

Люди и судьбы

В Добрянке много приезжих. Но жительницы города Ирина Андреева, пожалуй, единственная по месту своего рождения. Она раскрывает паспорт, а в нём чёрным по белому: «Шанхай. Китай».

Когда слушаешь её, то словно на машине времени передвигаешься. Столыпин, Колчак, Манчжурия, Шанхай, города и стройки СССР. Всё это переплелось в жизни её семьи так замысловато и захватывающе, что хоть роман пиши. Своими воспоминаниями она делится с нашими читателями.

Мои деды и бабки родом из Полтавской губернии. Во время столыпинской реформы они, подобно другим крестьянам из малоземельных западных районов России, поехали в поисках лучшей жизни на свободные дальневосточные земли. Отправились туда двумя родственными семьями Сериковых и Лавриненко. На быках ехали. Ехали трудно и так долго, что в пути успевали детей рожать. Когда я расспрашивала свою маму о старой жизни, она только рукой махала и со ссылкой на бабку говорила: «Ой, Ирина, едут, едут они, а кругом кресты, кресты, кресты…» В конечном итоге предки мои осели на станции Надеждинской возле Владивостока. Там и мама родилась в 1907 году.

Жили очень трудно. Дед мой по линии Сериковых, который работал обходчиком на железной дороге, погиб в стычке с китайскими разбойниками-хунхузами, а бабка повторно вышла замуж и при родах умерла с пятым ребёнком. Новый муж всех её четверых детей раздал кого куда. Старших, мальчишек – 10-летнего Тиму и 8-летнего Серёжу – в юнги на корабли, девчонок – по приютам. Мама рассказывала мне, как по прошествии какого-то времени к ней приходил Тима, и все кричали тогда: «Маруська, к тебе матрос пришёл!» А он ей: «Я твой старший брат Тима», и доставал из кармана конфету. Он дослужится до капитана 1-го ранга.

Маму забрала из приюта богатая семья Юзефовичей. Глава семьи занимал какую-то высокую должность во Владивостоке, а жену его все считали барыней. У Юзефовичей было девять детей и при этом ни одной дочери! Мама рассказывала, что в доме у них всё было очень молитвенно, чинно. Она училась в церковно-приходской школе и была вроде как воспитанницей при барыне. Вспоминала, как по воскресеньям ходила с ней в церковь. Мама всю жизнь оставалась богобоязненной, всегда молилась за всех.

А потом началась революция. Барыня уехала из Владивостока в китайский Циндао, а мама, чтобы как-то прожить, обучилась швейному делу. Во Владивостоке осталась и семья Лавриненко, с которой она была очень дружна, особенно с двоюродным братом Костей. Он служил матросом на торговом флоте и был для неё образцом для подражания. Чуть что: «А Лавриненко так делает. А Лавриненко сяк делает». Костя нам сильно помогал. Я даже отчество по нему ношу, хотя он моим отцом не является.

Как мама оказалась в Китае, толком не знаю. Знаю только, что в 20-х годах многие уезжали в соседний Китай. Границы нормальной не было. Мама оказалась там вроде как за компанию со своими подружками. Доехали до Харбина, который, по сути, был русским городом, жили впятером в одной комнате, подрабатывали, как могли. Потом японцы пришли, зверствовали, и наши подруги оказались в приморском Шанхае. Одна, другая вышли замуж, а у мамы семейная жизнь не сложилась. Я родилась в Шанхае в 1938 году без отца. Жили мы в комнате, перегороженной на шесть частей простынями. Ох, всё мы с детства видели, всё знали…

Русская колония в Шанхае была большой. Однако идиллии не существовало. Официально все мы считались лицами без гражданства. Тем не менее в городе действовали православные храмы, работали наши учебные заведения, культурные и спортивные клубы. Да что там говорить! В Шанхае бывал Шаляпин, жил Вертинский! Мама, которая работала подавальщицей (официанткой), их не раз видела, а вот я запомнила лишь то, как меня на руках носили в церковь.

Кроме русских, в Шанхае жило много англичан, американцев, французов. Англичан наши не любили за их высокомерие и чопорность, а американцев презирали за невоспитанность. Что же до китайцев, то им по центральным улицам даже ходить не разрешалось.

Войну я уже помню фрагментами. Когда Германия напала на Советский Союз, русские в Шанхае сильно сплотились. В каждом доме висела карта СССР, многие отмечали флажками движение фронтов. Патриотизм зашкаливал! Даже те люди, которые раньше называли Колчака святым человеком, говорили: «Ну и что, что Советы воюют. Это же, прежде всего, наши, русские». Я вот в детстве толком «дедушку Ленина» не знала, а имя Сталина слышала постоянно: «О-о, как Сталин германцев бьёт!»

После войны изменилось многое. В Китае вопрос был поставлен ребром: либо вы приобретаете китайское подданство, либо покидаете страну. Кто-то из русских эвакуировался в Бразилию, кто-то в Австралию, а кто-то решил возвращаться в Россию. Тем более что в Шанхае развернулась мощная агитация за «возвращение на Родину». Я запомнила газету с портретом Сталина и обращением к нам: «Дорогие братия и сестры…» В ответ выходили газеты с анекдотами типа: «У каждого советского человека Ленин живёт в сердце. А Сталин где? А Сталин в печёнках». Колония наша снова раскололась на белых и красных.

У кого были средства или белогвардейское прошлое, в СССР не возвращались, а для нас иных вариантов не существовало, тем более что и Костя Лавриненко решил ехать на Родину. Направили мы заявление в советское посольство, стали нас проверять, не белогвардейцы ли. И разрешили.

Из Шанхая мы отчалили 9 сентября 1947 года. Нас было примерно девять тысяч человек, разделённых на пять партий. Мы выехали на пароходе «Ильич» – огромном океанском судне немецкой постройки. Нас с мамой в числе ещё 14 семей разместили в танцзале под каким-то зеркалом, а другие семьи с детьми – в отдельных каютах. При подъёме по трапу взволнованная мама всё боялась, чтобы я не провалилась между ступенек: «Ира, осторожно! Ира, не провались!» Я в детстве шустрая была как юла.

Ехали люди на Родину, а Родины опасались. В море был случай, когда вдруг последовала команда: «Пассажирам на палубу!» Все всполошились: «Что такое?! Вдруг нас топить будут?» Мама мне шепчет: «Ирка, если будут скидывать за борт, прыгаем вместе. Тебя не оставлю. Я знаю, что такое приюты в России». Вокруг нас стоят люди в погонах, страшно. А капитан вдруг объявляет: «Товарищи, сейчас мы находимся на месте Цусимского сражения. Почтим же память наших моряков». И заиграла песня о крейсере «Варяг»! У мамы тут буквально ноги отнялись, стоит, за меня держится.

Время тяжёлое было, но всех пассажиров обеспечили бесплатным пайком. Взрослых – сухарями с солёной рыбой, детей – дополнительно маслом и сахаром. К детям вообще очень хорошо относились.

Для меня Россия началась с Находки. Запомнилось, как некоторые взрослые, выходя на русский берег, целовали землю и обнимали берёзки: «Вот мы и дома!». В Находке нас разместили кого в казармах, кого в палатках, но всё было чисто, аккуратно. Главный вопрос был один: «Что дальше?» А дальше выяснилось, что города Москва, Ленинград, Киев, Харьков для нас закрыты, но предлагаются для переселения Томск, Омск, Свердловск, Челябинск, Уфа. А так как в Шанхае я посещала балетную школу, то мама стала интересоваться, где такие есть. Кто-то вспомнил о театре в Свердловске, и мы сделали свой выбор.

Ехали мы на Урал в теплушках почти два месяца. Тёплой одежды не было, очень мёрзли. В Свердловске вагоны наши загнали на какой-то дальний путь, и мы прожили в них ещё два месяца. А как-то поутру, во тьме к составу подъехала машина: «Кто в Берёзовский хочет? Тут всего 12 километров. Нужны санитарки в больницу». Мама и ещё две женщины согласились. Поселили нас в частном деревянном доме у хозяйки, мама стала работать в туберкулёзном отделении, а я пошла в школу. А вот продолжить обучение танцам так и не получилось. Кружок был в Доме пионеров, а меня как имеющую сомнительное заграничное происхождение в организацию не приняли. И всё, никаких танцев. В результате энергию свою, плескавшую через край, я использовала не туда, куда надо. В школе всё схватывала легко, но дисциплина очень хромала и оттого аттестат получила не блестящий. Но это произошло уже в Североуральске, куда мы переехали к дальним родственникам.

Судьбы переселенцев сложились по-разному. Кто уехал в Томск, те устроились очень хорошо и репрессии их почти не коснулись, а вот из «свердловчан» многие попали в лагеря как «японские шпионы». Как ночью звук машины – все слушают, не за ними ли едут. 

Бывало, я на уроках в голодный обморок падала. Но рядом всегда появлялись хорошие люди, которые помогали встать на ноги как в прямом, так и в переносном смысле. После школы я окончила Краснотурьинский индустриальный техникум, вышла замуж, родились дети. Потом работала на стройках в Асбесте, на Украине, в Перми, заочно окончила Пермский политех, преподавала в строительном техникуме и в ПТУ. В Добрянке живу тринадцатый год. Часто вспоминаю пережитое, и даже не верится, что всё это было со мной.

Прочитано 1036 раз Последнее изменение Среда, 09 Март 2016

Добавить комментарий

Предварительная модерация!

Мы не допускаем к публикации сообщения, противоречащие законодательству РФ, а также рекламу. Сообщения агрессивного характера, содержащие угрозы, оскорбления и бранные слова, будут редактироваться.

Внимание! В период выборов законом запрещается публичное обсуждение кандидатов.

Защитный код
Обновить

Комментарии  

 
+6 # Жора 12.03.2016 10:46
Интересная история :-)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
 
 
+7 # Илья Полазна 13.03.2016 13:40
Да, история удивительная! Прочитал с удовольствием. Именно благодаря таким воспоминаниям можно почувстовать дух того времени, ощутить переживания, мечты и чувства наших предков. Долгих лет Ирине Константиновне!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
 
 
-10 # очевидец 13.03.2016 16:06
хоть бы раз для приличия написали историю про нормальных советских людей, которые защищали свою родную страну не жалея жизни, как восстанавливали её из руин после войны. А вы всё больше пишите про всяких беглых, белогвардейцев и дауншифтеров.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
 
 
+2 # Администратор 13.03.2016 18:24
А здесь не пробовали почитать? dobryanka.net/proekty/feats
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
 
 
+2 # жора 16.03.2016 10:54
пффф, какая разница, красные/белые, это наша общая история! и кто прав, а кто виноват не тебе судить!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
 
 
0 # Дем-Ень-Шин 08.11.2016 12:17
Читайте переписку Энгельса с Каутским, видимо, это ваша тема.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
 
 
0 # 321 08.11.2016 20:33
Цитирую очевидец:
хоть бы раз для приличия написали историю про нормальных советских людей, которые защищали свою родную страну не жалея жизни, как восстанавливали её из руин после войны. А вы всё больше пишите про всяких беглых, белогвардейцев и дауншифтеров.

РОДИЛСЯ, ПОТЕРПЕЛ, УМЕР.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору