Вт06122016

Авторизоваться
Back Вы здесь: Главная Новости Общество Люди и судьбы От Лябово до Эдинбурга

От Лябово до Эдинбурга

Люди и судьбы

Рубрика «Шаги» – о наших земляках, которые, уехав в другие города и веси, с честью несут имя Добрянки. Среди них – почётный работник Высшего профессионального образования РФ, кандидат педагогических наук, доцент Пермского государственного гуманитарно-педагогического университета Людмила Архиповна Желватых.

Моя девичья фамилия – Макурина – для Добрянки вполне обычная. Однако родилась я в 1941 году не здесь, а в Перми. Родители были родом из Добрянского и Ильинского районов, но ещё в 30-х годах отец перебрался на пермский завод им. Дзержинского, вот там и жили. Впрочем, недолго. Я появилась на свет, а отца забрали на фронт. Не помню его совсем, но какие-то невидимые нити нас, похоже, связывали. В тот день, 9 марта 1943 года, когда он умирал (узнали дату из похоронки), я, по словам мамы, всё время тянулась к окну, беспрерывно плакала и повторяла: «Папа, папа…» Потом товарищ его рассказал, что поезд их разбомбили на пути к Сталинграду, многие пытались бежать от горящих вагонов в заснеженную степь, но гибли от несущихся с неба пулемётных очередей и разрывов авиабомб. Раненые замерзали в снегу.

В Добрянку нас с мамой забрал дед. Точнее, в Лябово. Его небольшой домик стоял прямо у лугов, на том месте, над которым плещутся сейчас воды Камского «моря». У деда корова была, наша кормилица, а работал он в лябовской промартели кузнецом. Я даже меха ему в кузнице помогала раздувать. В Лябово были начальная школа, клуб, смолокурка, где выделывали дёготь. Мама как раз на ней и работала. Я же пошла в школу, где нас учила Анна Ивановна Хитрюк. Ну а потом затопление в связи с Камской ГЭС и переезд в Добрянку. Дед жил на Кочнёвке, я пошла в школу № 2, мама во второй раз вышла замуж. Отчим, Иван Николаевич Смольников, был хорошим человеком, редким специалистом по лесу. Он отбирал дерево, пригодное для изготовления музыкальных инструментов и всё время ездил по леспромхозам и сплавным рейдам.

 

Школу вспоминаю с удовольствием. Класс наш был такой, что со многими девчонками дружим до сих пор. Тамара Багута (в девичестве Некрасова), Галина Порохина (Иванова), Таисия Плюснина (Нифантова), Галина Ядыкина (Власова), Слава Швецов… Все неравнодушные, активные. Потом многие в Добрянке известными людьми стали. А нашим классным руководителем была Татьяна Ивановна Одинцова. В старших классах в клуб имени Копылова бегали, в библиотеке вечера разные проводили, на строительстве ДСК в субботниках участвовали. В начале 60-х годов в духе «оттепели» и советской романтики мечтали о сибирских стройках и далёких городах. А ещё о высшем образовании.

Отчим хотел, чтобы я стала юристом. Попробовала, было, подать документы на юридический факультет университета, но на него тогда принимали только стажистов, что, думаю, правильно. После около года проработала делопроизводителем в уголовно-судебном отделе прокуратуры. Ох и начиталась я там в свои 17 девичьих лет жутких дел! До сих пор мурашки по коже! Да и сотрудники прокуратуры как-то мягко, по-родительски отговаривать стали: «Не ходи, Люда, на юрфак, не твоё это». Вот и решила я после этого поступить в политех, где только-только открылся факультет автоматики и телемеханики, но и там от ворот поворот: «Да Вы что, девушка! Мы берём только юношей, да и то после армии!» Так я и подала документы в пединститут. Выбрала филфак со второй специализацией «иностранный язык».

Встать для меня в пять часов утра – норма. Что сейчас, что в студенческие годы. Поэтому и успевала в учёбе и в общественной жизни больше других. С первого курса была комсомольским активистом на факультете. Училась ровно. Английский, который изучали в основном по текстам и немного в кустарной фонолаборатории на факультете, давался хорошо, да и преподаватели у нас отличные были, сильные, яркие личности. Однако учёба моя неожиданно затянулась.

В 1964 году я получила предложение о загранкомандировке. В то время это было совершенно невероятно, и сначала я отказалась, мол, никуда не поеду, у нас и денег-то нет. А мне в ответ: «Так съездишь, заработаешь. Это шанс. Такое не каждому дано». Оказалось, что мне предлагают поработать переводчиком в Индонезии. Советский Союз тогда много строил за рубежом, помогал «странам народной демократии», развивающемуся миру, в том числе Индонезии, вот и строил недалеко от столицы, Джакарты, первый там металлургический завод. Полностью на свои деньги! Такой вот подарок. Оборудование поступало из СССР в индонезийский порт и… там зачастую разворовывалось! Так бездарно всё было организовано! Но об этом я узнала уже после того, как оказалась в «загранке». Там я занималась техническими переводами. Что поразило в первую очередь – жара, влажность, ужасная нищета и антисанитария кругом. Известный сейчас как рай для миллионеров остров Бали был совершенно диким местом, чуть ли не с первобытным населением. Местные женщины там ходили практически обнажённые. Что до нас, то мы жили в благоустроенном посёлке для специалистов.

В октябре 1965 года в Индонезии произошёл заговор генералов. Я собственными глазами видела алую от крови речку! Выше нас по течению резали людей. Нас не трогали, но связи с Родиной почти не было, родители сильно переживали. Домой я благополучно вернулась перед Новым 1965 годом, а в 1966 году окончила вуз и осталась в нём. Была секретарём комсомольской организации института, в 1967 году получила приглашение на кафедру английского языка. Так и тружусь здесь 50 лет. 

Кандидатскую диссертацию защитила в 1977 году. Очную аспирантуру окончила в Московском педагогическом государственном институте имени Ленина. Мой муж, врач-невролог, – мудрый человек, всё для меня сделал, чтобы я написала диссертацию. А как защитилась, возглавила кафедру английского языка и заведовала ею 10 лет. Затем наш декан Раиса Ивановна Похмелкина (мама известного депутата Виктора Похмелкина) предложила мне создать кафедру методики преподавания иностранных языков. Я возглавляла её в течение 5 лет. 

В 90-х в моей жизни открылась ещё одна интересная страница. Мне предложили заняться преподаванием английского языка для лётчиков гражданской авиации. Перестройка, открытие мира обернулись большой потребностью в пилотах, знающих его. Дело показалось мне интересным, я прошла подготовку в ленинградском аэропорту Пулково, а потом, параллельно с работой в пединституте, несколько лет преподавала радиотелефонный английский для лётчиков в Перми. С 1995 по 2007 год я снова руководила кафедрой английского языка, сейчас веду практический курс первого иностранного языка на втором курсе. С 1996 года и по сей день заведую языковыми курсами для населения при кафедре.

В 1998 году под моим руководством был создан «Центр шотландской культуры», установлены связи с Эдинбургским университетом и другими волонтёрскими центрами в рамках Международной федерации общественных организаций. В общем, не скучаю.

Мы часто сетуем на молодых. Но молодёжь, по сути дела, какой была, такой и осталась. Есть среди студентов очень интересные, перспективные ребята, обладающие интеллектом и большим творческим потенциалом, есть случайные люди. В целом же я не приветствую систему ЕГЭ, ибо считаю, что, ориентируя школьников на сдачу тестов, она не создаёт у них целостной картины мира, отучает анализировать явления, не учит правильно излагать свои мысли. Удивительно, что при современных возможностях для изучения английского некоторые выпускники школ знают его хуже, чем мы в «закрытом» СССР. Но тут комплекс проблем…

Впрочем, не будем о грустном. В этом году конкурс в наш вуз значительно вырос. Рада, что поступают и добрянцы. От упоминания о Добрянке у меня всегда тепло на душе. Я люблю бывать здесь. В Добрянке до последних дней жила моя мама, здесь по-прежнему живут мои добрые школьные подруги. Спасибо Добрянке за всё.

Прочитано 619 раз Последнее изменение Понедельник, 07 Нояб 2016

Добавить комментарий

Предварительная модерация!

Мы не допускаем к публикации сообщения, противоречащие законодательству РФ, а также рекламу. Сообщения агрессивного характера, содержащие угрозы, оскорбления и бранные слова, будут редактироваться.

Внимание! В период выборов законом запрещается публичное обсуждение кандидатов.

Защитный код
Обновить