Чт21092017

Авторизоваться
Back Вы здесь: Главная Новости Общество Люди и судьбы Нить длиною в 90 лет

Нить длиною в 90 лет

Люди и судьбы

Кто в Добрянке не знает аббревиатуру ДСК? Домостроительный комбинат. В жизни ветерана войны, жителя Добрянки Александра Кирилловича Овечкина (на снимке), которому 28 декабря исполнилось 90 лет, были два ДСК. Но в первом случае за этими буквами скрывалось совсем другое понятие.

Война коснулась семьи

– Я родился в Курганской области, – рассказывает Александр Овечкин. – Но во время голода начала 30-х годов наша многодетная крестьянская семья перебралась на Дальний Восток. Отец на железную дорогу устроился, форму носил, а мама нас дома воспитывала.

Когда началась война, Александру не исполнилось ещё и 16 лет, старший брат Алексей и отец сразу же попали под призыв. Надели серые солдатские шинели и на фронт. Досталось им сполна. В одном из боёв по ногам брата прошла автоматная очередь, лишь через сутки его вынесли с поля боя, но ноги врачи отстояли. Хромал, но вернулся в строй, дослужился до капитана госбезопасности и погиб на Западной Украине уже после войны. Отец же пришёл с фронта на деревянном протезе.

– Меня в армию призвали в конце 1943 года, и попал я сначала как курсант в полковую школу в Тюменской области, – продолжает рассказ собеседник. – Голод, холод, тяжёлая работа вперемежку с военной подготовкой. Вместо формы – обноски. Досталось, что и говорить. Но специальность пулемётчика я освоил успешно. В июне 1944-го построили нас на плацу, выдали новую форму, пожелали доброго пути и – «По вагонам!» Думали, на фронт едем, а оказались в Казани. «Будете здесь учиться на сержантов», – сказали нам. Ну а мы что? Приказы не обсуждаются. Помню, как прошли по городу строем. Бравые, молодые.

Однако в столице Татарии Александр Овечкин задержался только на пару месяцев: «У кого 7 классов образования и больше – в штаб!» Прибыл он туда, а там ещё человек пятнадцать бойцов. Что? Зачем? Штабные не говорят, но дело своё знают. Отобрали самых крепких, рослых, сколотили команду и направили в подмосковный Павловский Посад. Там первым делом проверили почерк, уровень школьных и военных знаний и после объявили: «Вам предстоит выучиться на младших офицеров создаваемого в стране особого дорожно-строительного корпуса (ДСК). Будете выполнять стратегические задачи по восстановлению и строительству автомобильных дорог».

В Башкирию!

В 1946 году он окончил училище со званием младшего лейтенанта и получил направление в воинскую часть, занятую строительством автодороги Иркутск – Слюдянка (на Байкале). Прибыл молоденький офицер туда, а дорога почти готова, часть готовится к переброске в Башкирию.

– В Башкирии как раз разворачивалась нефтедобыча, вот мы и сооружали дороги к промыслам, строили дома в городе Октябрьском. Два батальона были заняты на сооружении мостов, и там же под нашей охраной работали пленные немцы, которые тачками отсыпали огромную насыпь на подходе к одному из них, – делится воспоминаниями ветеран. – А потом где я только ни служил. И на строительстве дороги от Симферополя до Джанкоя, и на трассе Ростов – Краснодар, и в Донбассе. Но тянуло меня в Башкирию. Там меня подруга ждала, которая в 1950 году стала моей женой. С Валентиной мы вместе прожили 65 лет. Три сына у нас, и все нефтяники, с высшим образованием. Внуки, внучки, правнуки…

Из ДСК – в ДСК

Служба в особом ДСК завершилась для Александра Овечкина в 1956 году. К тому времени на его погонах красовались звёздочки старшего лейтенанта, а на груди – медаль «За боевые заслуги» (за дорогу в Крыму) и знак «Почётный дорожник». Однако через 14 лет знакомая аббревиатура ДСК вновь появилась в его жизни.

– После увольнения из армии я окончил в Стерлитамаке строительный техникум и работал начальником цеха на бетонном заводе, который входил в состав треста № 15, – рассказывает он. – Трест этот работал на нефтяников не только в Башкирии, но и в Пермской области. Вот мне и предложили: «У нас участок промвентиляции в Добрянке проблемный, может, возглавишь его? Там домостроительный комбинат, жильё быстро дают». Приехал я сюда в 1972 году, и всё понравилось: природа, комбинат, работа, да и квартиру 4-комнатную с учётом троих детей в новом доме предложили. Что ещё надо? Вот и Валентина согласилась: «Переезжаем…» Переехали, и через два года, устав от командировок, Александр Овечкин перешёл из треста на ДСК.

Комбинат был передовым предприятием, тут использовалось много новинок, хорошо работала инженерная служба. В 70-х годах на комбинате уже действовала безотходная система производства. Стружка и опил из лесоцеха и кузовного поступали в цеха по выпуску древесно-стружечных и цементно-фибролитовых плит, кора – в котельную. Цеха были соединены между собой пневмопроводами и транспортёрами, в них действовала мощная система промвентиляции, так что без работы прораб Овечкин не сидел. Вспоминает, как устанавливали систему очистки воздуха «Циклон» на крыше одного из цехов:

– Кран с земли никак не доставал, вот и договорились с вертолётчиками. МИ8 зашёл со стороны Тюсевского залива, завис над смонтированным на земле «Циклоном», зацепил его и точнёхонько поставил на нужное место. И мы, и вертолётчики довольны.

За спиной ветерана, кстати, монтаж вентиляционных систем не только на ДСК, но и в Добрянской больнице, в АТП, в Полазне, Осенцах. В общем, есть что вспомнить. И оживают в его воспоминаниях контуры строек, и всплывают образы разных людей, и тянется нить времени. Нить, из которой соткано само полотно жизни.

Прочитано 1425 раз Последнее изменение Среда, 28 Дек 2016

Добавить комментарий

Предварительная модерация!

Мы не допускаем к публикации сообщения, противоречащие законодательству РФ, а также рекламу. Сообщения агрессивного характера, содержащие угрозы, оскорбления и бранные слова, будут редактироваться.

Внимание! В период выборов законом запрещается публичное обсуждение кандидатов.

Защитный код
Обновить