Чт21092017

Авторизоваться
Back Вы здесь: Главная Новости Общество Люди и судьбы От капитана до капитана

От капитана до капитана

Люди и судьбы

23 февраля – День настоящих мужчин. Таких, как наш земляк, капитан спецназа Антон Мальцев. Он один из тех, для кого служение Отечеству – смысл жизни. За его спиной многочисленные командировки на Северный Кавказ, спецоперации с риском для жизни, на его груди – боевые награды. Выбрав однажды опасную дорогу, он никогда не сходил с неё.

На пути к мечте

– В детстве я мечтал стать капитаном, чтобы так же, как отец, ходить по Каме, водить плоты, – говорит Антон. – Мы жили тогда в Нижнем Луху, и отец был капитаном катера в «Камлесосплаве». Так что я с детства был на воде. Как-то даже проявил самостоятельность, ушёл из детсада и мимо своего дома – к нему, на катер. Всполошились все, мол, куда пропал, давай искать, а я у него на борту! Телефонов, чтобы сообщить обо мне, тогда ещё и в помине не было.

Слово «служба» сопровождает Антона чуть ли не всю жизнь. Ну, разве что учёба в первой добрянской школе к этому не относится. Учился, собираясь поступать в речное училище, упорно занимался в секции гребли, но не сложилось. Знавшая не понаслышке обо всех особенностях работы на реке, мама не захотела иметь в семье ещё одного речника, и чтобы не тревожить её, Антон остался на берегу. Ещё с сожалением говорит о том, что не попал после окончания профтехучилища № 18 на службу в Военно-морской флот. Очень хотел, заявлял об этом в военкомате, но там рассудили по-своему. Пришла разнарядка на войска связи – и… прощай, флот. 

– В Перми на сборном пункте я увидел двоих крепких, уверенных, красивых парней в краповых беретах, – продолжает свой рассказ Антон. – Узнал, что это спецназовцы из «Витязя», и решил поговорить с ними. По здоровью и физподготовке я без проблем подходил, но их выбор пал на другого претендента. Ну а я, как и было предписано, отправился в войска связи. Служил сначала в Домодедово, потом – в Твери.

На службу в ОМОН

Когда через два года он вернулся домой, то стучался было с друзьями в двери разных организаций, но на дворе стояли дефолтные 90-е, и с работой было совсем туго. Так и возникла идея с милицией.

– Не скажу, что после двух лет в погонах прямо-таки жаждал надеть их снова, но решил попробовать, – говорит мой собеседник. – В отделе кадров ОВД ко мне доброжелательно отнеслись. Сказали: «А чем ты рискуешь? Не понравится, уйти всегда сможешь. Наш совет – пробуй». Так я и оказался в патрульно-постовой службе. Не знаю, как бы дальше сложилась моя судьба, если бы не служивший тогда в нашем Добрянском отделе Алексей Печенов. Он буквально заразил меня и других ребят романтикой спецназа. Под его руководством мы усиленно занимались с друзьями физподготовкой, изучали приёмы рукопашного боя, выступали с показательными выступлениями на Дне города, «штурмовали» недостроенное здание больницы. В конце концов Алексей ушёл в специальный отряд быстрого реагирования (СОБР), а я со своим товарищем Сергеем Федотовым прошёл в 2000 году отбор в ОМОН. Хотели следом за Алексеем, но в отряд спецназа принимали только ребят с высшим образованием.

В ОМОНе Антону нравилось. Структура серьёзная, уважаемая, работа по-настоящему мужская. Когда он устраивался туда, то в расположении было свободно, половина отряда выполняла боевые задачи в Чечне. Потом Антон тоже не раз побывал на Кавказе, тоже нёс службу на блок-постах, прочёсывал вместе с товарищами враждебные горы, однако хотелось большего, и это большее по-прежнему называлось СОБР.

«Без этого нельзя»

Чтобы соответствовать необходимому образовательному цензу, Антон вместе с друзьями по службе поступил заочно на факультет физического воспитания Пермского педуниверситета и в 2008 году уже с дипломом в кармане отправился в СОБР.

– Вакансий там мало было, вот мы и заглядывали туда ещё во время учёбы, вроде как специально мельтешили, чтобы нас запомнили, – улыбается капитан. – Не скажу, что было сложно пройти отбор. Всё-таки ОМОН и СОБР, если взять ту же физическую и специальную подготовку, – близкие структуры, только задачи разные. У ОМОНа главное – обеспечение порядка на улицах, на массовых мероприятиях. Запомнилось, к примеру, как «защищали» прямо на стадионе массовую драку болельщиков пермского «Амкара» с напавшими на них фанатами питерского «Зенита». А задачи СОБРа – ликвидация вооружённых преступников, террористов, освобождение заложников. Но что тут, что там, как утро, то после развода кросс, рукопашный бой, борьба, стрельбы, тактическая подготовка… Без этого нельзя.

Кавказская «романтика»

В составе СОБРа наш земляк – «высотник». То есть из тех бойцов, которые при штурме способны атаковать преступников не через двери, а через окна. Причём с любой высоты. Но было в его жизни немало и других высот – горных.

– Полугодовые командировки на Северный Кавказ – это обычная наша жизнь. Мы действовали и в Чечне, и в Дагестане, и в Кабардино-Балкарии, – делится Антон Мальцев. – Уходим в горы, блокируем тропы, устраиваем засады, совместно с другими силовиками участвуем в ликвидации боевиков. Отношение местного населения при этом разное: где-то помогают, но в основном смотрят исподлобья. Есть запуганные люди, есть идейные.

Самой «весёлой» он называет командировку 2012 года в Дагестан. Ночью в горах они нарвались на группу боевиков, завязался бой, пришлось отойти на заранее подготовленную точку и занять круговую оборону. У наших был один раненый, однако отбились, а утром подошло подкрепление. Потери боевиков неизвестны, но в соседних сёлах днём были похороны.

А вскоре после этого пермяки вовремя подоспели к попавшим в беду военным. Те на КПП остановили КамАЗ с сеном, стали проверять его, а под сеном оказались двое боевиков, которые открыли по солдатам ураганный огонь. В том столкновении погибли трое военных, но и террористам уйти не удалось. Один, попытавшийся бежать вниз по склону, был ликвидирован тут же, другого, получившего несколько пуль, нашли мёртвым в лесу. Во время той же командировки собровцы уничтожили в одном из горных сёл троих бандитских главарей, которые прятались в подвале… детского сада. Они отчаянно отбивались, но итог был предрешён. Правда, в ходе спецоперации ранения получили двое пермяков и погиб боец адыгейского ОМОНа.

Вот такая «романтика». Но Антон о жизненном выборе не жалеет. Вспоминая детские мечты и обыгрывая своё офицерское звание, смеётся, дескать, хотел стать капитаном, вот и стал им. Одно напрягает – почти не видит своих детей. Говорит, уезжал как-то в командировку, дочку в пелёнках качал на руках, а вернулся – она ко мне навстречу уже сама бежит. 

К слову сказать, в Пермском СОБРе вместе с ним служат четверо добрянцев.

Прочитано 1090 раз Последнее изменение Среда, 22 Фев 2017

Добавить комментарий

Предварительная модерация!

Мы не допускаем к публикации сообщения, противоречащие законодательству РФ, а также рекламу. Сообщения агрессивного характера, содержащие угрозы, оскорбления и бранные слова, будут редактироваться.

Внимание! В период выборов законом запрещается публичное обсуждение кандидатов.

Защитный код
Обновить