Чт25052017

Авторизоваться
Back Вы здесь: Главная Новости Общество Люди и судьбы 97-летняя жительница Добрянки вспоминает о тяжёлых военных днях

97-летняя жительница Добрянки вспоминает о тяжёлых военных днях

Люди и судьбы
Пелагея Ивановна Тарасова и в свои 96 лет находит занятие – вяжет коврики. / Фото автора

Пелагея Ивановна Тарасова и в свои 96 лет находит занятие – вяжет коврики. / Фото автора

В годы Великой Отечественной миллионы детей, женщин заменили своих отцов, мужей или старших братьев, ушедших на фронт. Свой посильный вклад в общую Победу внесла и труженица тыла Пелагея Тарасова, которая в этом году отметит 97-й день рождения.

Родилась Пелагея Ивановна в деревне Трифаново, которая сейчас входит в состав Юсьвинского сельского поселения Пермского края, в 1920 году, хотя случайная ошибка в документах сделала её на год моложе. Деревенское детство, несмотря на свой возраст, она помнит хорошо. С пяти лет начала присматривать за младшим братом, а в двенадцать пошла работать в поле, где трудилась наравне со взрослыми.

– Как сейчас помню, боронила, пахала, сеяла, хотя это мужская работа, – вспоминает Пелагея Тарасова. – Отец бросил семью, когда я ещё маленькой была. Мать всё работала, особо не следила за нами. Помощников не было. Как говорится, сильный выживал, слабый умирал.

Перед началом Великой Отечественной войны девушка вышла замуж и переехала к мужу, устроилась работать завхозом. Позже сменилась начальница, которая сразу уволила Пелагею, чтобы освободить место для своего брата. Мужа, как и всех других взрослых мужчин, забрали на фронт, поэтому она решила ехать домой к маме. Буквально на следующий после приезда день пришло распоряжение военкомата – направить Пелагею работать в колхоз.

Работа была сложная: как в детстве, приходилось боронить, косить. Да, Пелагея Тарасова не была на полях сражений, но в тылу воевала с голодом, отчаянием и страхом…

Она помнит, как сдавали хлеб фронту тяжёлыми мешками.

– Напарником был мужик. Я мешки таскаю, а он сидит, курит, на меня смотрит, – горько рассказывает бабушка. – Всё в моих руках было. Безотказная была, что попросят, то и делаю. За любую работу бралась.

В итоге она заработала за жизнь три грыжи, две из которых прооперировали. Сейчас тоже необходима операция, но возраст уже не позволяет её сделать.

После колхозной работы надо было самой прясть, ткать и шить одежду – купить что-то было невозможно. Из обуви Пелагея носила только лапти, которые плела мама, – вечером на печь ставишь сушить, утром надеваешь.

Спустя время, военкомат её перераспределил в один из лесхозов. Работа по вывозке леса для молодой женщины была непосильная, но, привычная к тяжёлому деревенскому труду, она сносила все тяготы: «Что мы ели и как мы выжили – не знаю».

В то время Пелагея с напарником жили в маленькой квартирке, куда приходили с заходом солнца. Зачастую было нечего есть, но жильё давало возможность согреться – даже зимой из-за недостатка одежды Пелагея работала в юбке.

Трудовой график был очень плотным и предполагал только один день в неделю, когда можно было помыться или привести в порядок одежду. Но даже в единственный выходной часто был слышен крик: «Идите на работу – план надо выполнять».

Помимо основной работы, у тружениц военного времени была ещё одна общая обязанность. Ночами, когда безумно хотелось спать, вязали носки, рукавицы, шарфы, которые отправляли советским бойцам. И она вязала, представляя, что, может быть,  дойдут её подарки и мужу, и младшему брату, которые ушли на фронт. Война не вернула родных ей людей.

После окончания войны Пелагея устроилась работать продавцом в большом посёлке. Как и в военное время, всё приходилось делать самой: товар принять, разгрузить, печь истопить, предварительно наколов дрова.

Злые языки постоянно пытались очернить женщину, может быть, завидовали «хлебной» должности. Несколько раз обвиняли чуть ли не в воровстве, но проверки и ревизии всё расставляли по местам.

Второй раз вышла замуж – за фронтовика, потерявшего на войне ногу. И ему хрупкая женщина стала опорой. Но, надорвавшись тяжёлым физическим трудом в годы войны, осталась Пелагея бездетной.

В 1953 году ей выпал шанс поехать учиться в Ленинград, где за 3 месяца она освоила профессию повара. А когда закрылся леспромхоз, оказалась с мужем в Добрянке. Почему был выбран именно наш городок, уже и не помнит. Здесь она устроилась поваром в детский сад, который располагался рядом с хлебозаводом.

Сейчас состояние здоровья не позволяет великой труженице самостоятельно выходить на улицу – последний раз она покидала квартиру два года назад. Живёт одна, но её часто навещает племянница из Перми, и соседка помогает долгожительнице по хозяйству.

 

Екатерина Подчезерцева

Прочитано 784 раз
Другие материалы в этой категории: « Кто, если не я?! Из Казанцевых – в Казаны »

Добавить комментарий

Предварительная модерация!

Мы не допускаем к публикации сообщения, противоречащие законодательству РФ, а также рекламу. Сообщения агрессивного характера, содержащие угрозы, оскорбления и бранные слова, будут редактироваться.

Внимание! В период выборов законом запрещается публичное обсуждение кандидатов.

Защитный код
Обновить