Чт21092017

Авторизоваться
Back Вы здесь: Главная Новости Общество Люди и судьбы Под звёздами балканскими

Под звёздами балканскими

Люди и судьбы
Столица Боснии и Герцеговины, а также зимней Олимпиады 1984 года, город Сараево показался похожим на крымский Бахчисарай с нотками Казани. Стоим на мосту в нескольких кварталах от того места, где в 1914 г. серб Гаврила Принцип застрелил наследника Австро-Венгерского престола, принца Франца Фердинанда. С этого события началась I Мировая война.

Столица Боснии и Герцеговины, а также зимней Олимпиады 1984 года, город Сараево показался похожим на крымский Бахчисарай с нотками Казани. Стоим на мосту в нескольких кварталах от того места, где в 1914 г. серб Гаврила Принцип застрелил наследника Австро-Венгерского престола, принца Франца Фердинанда. С этого события началась I Мировая война.

На надгробиях повторяется и повторяется надпись: «Српски войник», и вдруг – «Руский доброволец», «Козак»….

На надгробиях повторяется и повторяется надпись: «Српски войник», и вдруг – «Руский доброволец», «Козак»….

Курортный город Петровац на адриатическом побережье Черногории похож на города Крыма, в том числе по обилию русской речи. Только вода в Адриатическом море гораздо прозрачней, чем в Чёрном.

Курортный город Петровац на адриатическом побережье Черногории похож на города Крыма, в том числе по обилию русской речи. Только вода в Адриатическом море гораздо прозрачней, чем в Чёрном.

Эх, не получилось у нас нынче традиционного семейного автопутешествия по родной стране и её «окрестностям». Обстоятельства подтолкнули к поездке на Балканы, и после изучения карты от идеи ехать туда на своей машине мы отказались. Прямой путь через Украину закрыт, а объезд через Белоруссию и Польшу показался не только неоправданно длинным, но и, с учётом стоимости топлива в Европе (рублей 80-90 за литр), слишком дорогим. В итоге привычное водительское сиденье «Ларгуса» пришлось поменять на пассажирские кресла «Аэробусов» да «Боингов». Тем не менее даже будучи «безлошадными», нам удалось побывать в трёх балканских странах: Сербии, Боснии и Герцеговине, Черногории. Вот некоторые впечатления о них.

С благодарностью

«Щёлк», - нажимаю я на затвор фотоаппарата в огромном, находящемся на реставрации храме св. Саввы в Белграде, и тут же ко мне по-английски обращается некий мужчина, дескать, извините. Отвечаю ему на русском: «Прошу прощения. Всего один кадр». И он услышав наш великий и могучий, тут же широко, приветливо заулыбался: «О, русский! Пожалуйста! Пожалуйста!» И давай показывать мне храм во всём его величии: «Обязательно вот тут посмотрите, и вот тут, и вот тут…» Оказалось, что реставрируют его русские мастера, и сербы им очень благодарны. В Белграде, кстати, установлен памятник русскому царю Николаю II, который поддержал их в 1914 году. А некоторые сербы в возрасте, узнав, что я русский, тут же начинали вспоминать есенинские стихи из школьной программы: «Белая берёза под моим окном…»

Военные раны

Белград очень напомнил мне по архитектуре и внутреннему мироустройству дружелюбный, «домайданный» Киев. Многое пронизано здесь историей. Вот средневековая крепость Калемегдан на слиянии Савы и Дуная, вот русский храм Святой Троицы с могилой генерала Врангеля, вот разрушенное в 1999 году ракетами НАТО здание Генштаба сербской армии, а вот и здание Скупщины (парламента), окружённое сотнями фотографий жертв геноцида сербов в Сребренице и Косово. Уф-ф, слабонервным гражданам эти снимки лучше не смотреть. Как не смотрит на них, к примеру, весь такой исключительно правильный Запад. Там уже давно решили, кто прав (мусульмане) и кто виноват (сербы). А вот в Сербии, да и в соседней Республике Сербской, которая входит в состав Боснии и Герцеговины, военные раны болят и кровоточат до сих пор.

«Пороховая бочка Европы»

По сути дела сегодняшние сербы, боснийцы, черногорцы, хорваты - один югославянский народ. И язык у них до сих пор один, различается лишь диалектами. А вот религии разные. Славяне, подчинившиеся в средние века туркам и принявшие ислам, называются бошняками, славяне, перешедшие под крыло Ватикана, стали католиками-хорватами, а сербы с черногорцами сохранили отеческое православие. История эта сослужила в наше время плохую службу. Во многих местах в той же Боснии или Республике Сербской сплошная чересполосица. Мусульманская деревня сменяется православной, боснийский дом - сербским, церковь – мечетью или католическим храмом.

При распаде Югославии в 90-х годах в Боснии вспыхнула жесточайшая война всех против всех. Соседи, ещё вчера любезно говорившие друг другу «Добар дан» («Добрый день»), сделались главными врагами.

- Вон там, на склоне, развалины видите? – неожиданно спрашивает меня по дороге в город Вишеград наш водитель. – Оттуда нас боснийский пулемётчик обстреливал, а здесь наш танк стоял…

Вспомнилось выражение из университетского курса истории южных славян: «Балканы – пороховая бочка Европы».

«Вечная слава»

В Вишеграде много интуристов. Ходят по древнему мосту через Дрину, слушают экскурсоводов, согласно кивают головами, а мы, несмотря на жару, упорно «штурмуем» по густо «заминированной» упавшими сливами дороге высоту, на которой стоит церковь Рождества Пресвятой Богородицы. У её стен – ухоженное православное кладбище с рядами одинаковых чёрных надгробий с белыми крестами. На них повторяется и повторяется надпись: «Српски войник», и вдруг - «Руский доброволец», «Козак»… На фотографиях – наши парни, погибшие здесь в 1992-1995 годах. Здесь же – памятник, надпись на котором способна пробрать даже самую чёрствую душу: «В память о православных братьях – русских добровольцах, погибших за Республику сербскую в Отечественной освободительной войне 1992-1995. Вечная слава, и Бог простит их души!».

У боснийцев свои герои. И даже целый город-герой Гораджа с улицей Джохара Дудаева. Население в нём 30 тысяч, и в отличие от соседних депрессивных сербских территорий жители его не бедствуют, не пишут обречённо на своих домах «Продае се» («продаётся это»), не бросают родные места. В этот мусульманский анклав активно вкладывают деньги и западные страны, и арабы, здесь создаются производства и рабочие места. Торговый центр в Горадже раза в три-четыре больше, чем добрянский гипермаркет. При подъезде к нему наш очередной водитель-серб бережно снял висящий в салоне крест и убрал от посторонних глаз. Заметив мой немой вопрос, коротко пояснил: «Не стоит провоцировать…»

При всём этом в Черногории из окна машины заметил придорожный ресторан «Югославия». Перед ним герб и флаг канувшей в Лету страны. Похоже, что ностальгия по союзной Югославии у части населения присутствует. Вроде как у нас об СССР.

Южная «расслабуха»

Вообще в то, что здесь ещё пару десятилетий назад гремела война – не верится. Над миниатюрными, разбросанными по жарким долинам и крутым склонам Балканских гор городками витают ароматы кофе и запахи ракии, в многочисленных кофейнях неспешно ведут беседы местные жители. Хорошо поесть (обязательно мясо!), слегка выпить, поговорить по душам - это любимые занятия жителей Балкан. Типично южная «расслабуха». Как и всеобщая приветливость.

В кофейнях и кабачках звучит в основном национальная музыка, но слышал и нашу. «Подмосковные вечера» и что-то из Меладзе, причём на сербском языке. Приятно удивило, что и молодёжь своей исконной культуры не чурается.

Тёплый вечер. Из открытых окон проезжающей мимо легковушки (Босния и Герцеговина - заповедник «Фольксвагенов» разных времён) громко звучит сербская народная песня: «Тамо далеко, далеко од моря…». В машине с удивлением замечаю парней лет по двадцать. Вы видели, чтобы их русские сверстники, гоняя вечерами по улицам Добрянки, включали наши народные песни?

Молодёжь в основном рослая, подтянутая. Заметно, что спорт здесь не на последнем месте. На главной улице городка Рогатица увидел внушительный щит с изображением двух школьных команд и надписью «Хвала!». Оказалось, девчонки выиграли международный турнир по волейболу (по-сербски «отбойка») в Греции, а мальчишки стали третьими на турнире по баскетболу («кошарка») во Франции.

Кстати, сделал открытие. Среди сербов, вопреки моему представлению об их поголовной чернявости, оказалось немало светловолосых людей.

Как на небе

- Похоже, всё же зря мы не поехали сюда на своей машине, – подумал я, увидев на адриатическом побережье Черногории автомобили с российскими номерами. Правда, всё с московскими. На границе Республики Сербской и Черногории встретились ещё белорусы. Поговорил с ними на горном серпантине в ожидании паспортного контроля. Две молодые семьи из Минска ехали отдыхать на море.

Русская речь в Черногории звучит повсюду. Слышна она на побережье (города Будва, Петровац и др.), слышна в древнем Цетинье (там находится величайшая святыня христианского мира – правая рука Иоанна Крестителя), не редкая и в горном монастыре Острог с мощами почитаемого православного святого Василия Острожского.

Острог буквально завис на вертикальной скале высотой 900 метров над уровнем моря и добраться до него на автомобиле – всё равно, что испытать себя на «американских горках». Дорога узенькая. С одной стороны отвесная стена, с другой – жуткая, часто без ограждения, пропасть. И поворот на повороте! Машины разъезжаются, едва не задевая друг друга зеркалами. Женщины едут с зажмуренными глазами. Подъём же пешком по древним каменным плитам требует немалого здоровья и силы духа. Зато, как преодолеешь все препятствия – воздастся. Ощущаешь себя на этой святой круче как на небе.

Вместо эпилога

Идём с дочерью по главной улице городка, расположенного в горной долине на территории Республики Сербской. Обгоняем двух местных жителей средних лет и через пару шагов слышим обращённое к нам: «Брат, брат!» Оборачиваемся. Дочь, показывая на меня, поясняет, мол, нет, нет, не брат, а тато («отец»), а те складывают руки в приветствии: «Русский брат! Православный!» Один одобрительно поднимает вверх большой палец: «Россия, во-о…»

 

Прочитано 992 раз Последнее изменение Пятница, 18 Авг 2017

Добавить комментарий

Предварительная модерация!

Мы не допускаем к публикации сообщения, противоречащие законодательству РФ, а также рекламу. Сообщения агрессивного характера, содержащие угрозы, оскорбления и бранные слова, будут редактироваться.

Внимание! В период выборов законом запрещается публичное обсуждение кандидатов.

Защитный код
Обновить

Комментарии  

 
+2 # Раде 30.08.2017 18:06
Очень хороший репортаж. Ещe oдно свидетельство что русские и серби, одно! Монастырь Острог был восстановлен по проекту русского архитектора Владимира Сукуренко, эмигрировавшего в Югославию после Октябрьского переворота. [...]
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору