Как конкурировали между собой Добрянка и Полазна

Конкуренция между разными городами и населёнными пунктами помельче, особенно соседними, существовала всегда. Да и сейчас никуда не делась.

С ревностным интересом поглядывают друг на друга Москва и Питер, Пермь и Екатеринбург, Чёрмоз и Ильинский. Чем меньше «конкурент», тем больше ревность с его стороны.

Не секрет, что в нашем округе со старины существует негласное соревнование между Полазной и Добрянкой. И был в истории период, когда Полазна (Полазная) по своему статусу стояла выше Добрянки.

Рабочие Полазненского железоделательного завода. Фото начала ХХ в. / Из личного архива автора

Ты – деревня, я – село

Как Добрянка, так и Полазна появились в одно время. Первые письменные упоминания о них относятся к переписи М. Кайсарова за 1623-1624 гг. В Добрянке тогда было отмечено одиннадцать дворов, в Полазной – четыре. Обе деревушки входили в состав Великопермских вотчин именитых людей Строгановых. Но тут стоит отметить, что д. Полазная из XVII в. и Полазна нынешняя – не одно и то же. Деревня-родоначальница посёлка располагалась на левом берегу Камы, в трёх верстах от пущенного в работу в 1797 г. господами Лазаревыми Полазненского железоделательного завода. Во второй половине XVII века в ней была построена деревянная церковь во имя Живоначальной Троицы, и деревня превратилась в село Полазненское. Добрянка же, хотя и с большим населением, оставалась деревней вплоть до основания Строгановыми в 1752 г. металлургического завода и в церковном отношении входила в ведение полазненской церкви. Первый добрянский храм был освящён только в 1769 г.

В статусе села Полазная просуществовала до освящения в 1843 г. каменной Свято-Троицкой церкви непосредственно в Полазненском заводе, после чего превратилась в деревню Посад. Здешнюю ветхую церковь по распоряжению епархиального начальства разобрали в 1849 г., а на её месте установили каменный памятный столб. Спустя столетие место, где находился Посад, ушло на дно Камского водохранилища.

«Капризы» мастеровых

Во взаимоотношениях между разными заводовладельцами и конторами в XVIII-XIX вв. без конфликтов не обходилось. Так, в 1863 г. между Добрянской (строгановской) и Полазненской (лазаревской) заводскими конторами вспыхнул конфликт по поводу «переманивания» Полазной к себе добрянских рабочих. Крепостное право было отменено, рабочие могли перемещаться относительно свободно, но привыкнуть к этому было непросто. На резкое письмо добрянского приказчика А. И. Тунёва полазненское заводоуправление само обвинило добрянцев в аналогичном поведении. Тогда он пожаловался на полазненцев графу Строганову. «Самые глупые капризы мастеровых проистекают от уверенности, что они необходимы для завода и поэтому становятся безрассудно требовательны и своевольны, – писал он. – Поэтому заводоуправления должны общими силами стараться вразумить мастеровых, а не содействовать их своеволию, как поступает управление г. Лазарева».

Вопрос был решён на уров-не заводовладельцев. Добрянским мастеровым, поступившим «в завод Полазну», в работе было отказано.

«Не следовало бы подличать»

Но прошло девять лет, и конфликт вспыхнул вновь. Говоря об имевших место на заводе в 1872 г. стачках, добрянский управляющий прямо указывал на то, что они «подготовляются по содействию одного соседственного заводоуправления». Это был прозрачный намёк на Полазну. Перед этим полазненское заводоуправление дважды присылало в Добрянку своих представителей, которые агитировали здешних мастеровых к переходу на Полазненский завод. В результате добрянские рабочие начали ставить своему заводоуправлению условия: вот повысите зарплату, тогда не уйдём. «Две артели, а может и более, намериваются идти в Полазну», – сообщалось в ноябре 1872 г. в донесении из Добрянки в Ильинское управление Строгановых. Напоминая, что ещё в 1863 г. от Лазаревых «последовало решение отказать добрянцам», Добрянская контора укоряла своих соседей: «После этого, кажется, не следовало бы подличать Полазненскому заводоуправлению».

Рабочим на водку

В XIX столетии многие рабочие испытывали к своим хозяевам немалый пиетет и даже гордились принадлежностью к тому или иному владельцу: мы «строгановские», «лазаревские» или «демидовские». В имении Строгановых идеи патериализма, т. е. отеческой заботы о своих людях, проявлялись особенно зримо. Ещё в XVIII в. граф А. С. Строганов заявил, что «более хочет быть своим людям отцом, нежели господином».

Если же говорить о начале ХХ в., то в этом отношении у полазненцев перед добрянцами был большой плюс. Князь С. С. Абамалек-Лазарев приезжал в своё имение чуть ли не ежегодно, а Строгановы в последний раз побывали в пермском имении в 80-х гг. XIX в. Поэтому не случайно проезд князя через Добрянку зимой 1915 г. по пути из Чёрмоза в Полазну вызвал у добрянцев огромный интерес. Полазненский лесничий В. Дружинин не преминул тогда с гордостью заметить: «Что было обычным явлением в своих заводах, где все видели князя почти ежегодно, то появление его в Добрянке было большою редкостью. Откуда-то, вероятно от ямщиков, народ узнал о приезде Его Сиятельства, и когда стали садиться в сани, на улице уже была значительная толпа зевак, с большим любопытством вглядывавшихся в Князя».

Обычно полазненские мастеровые встречали своего хозяина на заводе дружно, хором произнося при его появлении в цехе: «С благополучным приездом, Ваше Сиятельство!», а в ответ князь «всегда давал рабочим на водку».

«Нынче же стал он заводишком»

Впрочем, у добрянцев были другие, более существенные, козыри. В начале ХХ в. Добрянский завод со своими мартенами, мощными прокатными станами, передовым механическим цехом и электричеством далеко ушёл от Полазны в техническом отношении и, как следствие, в несколько раз превосходил её по объёму выпускаемой продукции. В 1899 г. на Добрянском заводе работали 1262 чел., на Полазненском – 350. В 1913 г. Добрянский завод оценивался в 1702 тыс. руб. (третье место в губернии), а Полазненский – лишь 374 тыс. руб. и находился на грани закрытия.

«Был наш Полазненский завод прежде хотя и небольшим, но все же было железоделание, прокатные цеха, – писала в 1926 г. «Звезда». – Нынче же стал он заводишком – одна литейная работает». По утверждению того же издания за 1927 г., всё годное оборудование и электростанция были вывезены из Полазны на другие заводы. Тогда же ставился вопрос о передаче разрушенного полазненского завода добрянскому в качестве цеха, но добрянцы от этой идеи были не в восторге. Позже в Полазне работала небольшая, но самостоятельная артель, занимавшаяся литьём чугунной посуды, а бывший заводской посёлок превратился в село.

С целью развития села

В 50-70-х годах Полазна сделала рывок вперёд в социальном и экономическом отношениях. Активно строилось благоустроенное жильё, появилась современная средняя школа и на зависть добрянцам – Дворец культуры со спортивным залом (Дом техники). Впрочем, за всё это полазненцы должны сказать спасибо не только нефтяникам, но и властям района. Как вспоминал председатель Добрянского райисполкома Г. В. Коневских, в 50-х годах ввиду активного развития нефтяной отрасли встал вопрос о размещении в нашем районе основной базы и конторы нефтяников. Несмотря на их желание занять в Добрянке опустевшее здание заводоуправления, районные власти предложили обосноваться не в райцентре, а с целью её развития в соседней Полазне. Что и произошло. Так посёлок стал центром нефтяной отрасли. А Добрянка превратилась в город деревообработчиков, строителей и энергетиков.


Поделиться:

Комментировать в соцсетях


Добавить комментарий

одиннадцать − пять =