Знаменитый ансамбль песни и танца «Прикамье» отмечает 30-летний юбилей

Если бы «Прикамья» не было, его стоило бы придумать. Придумать вопреки всем обстоятельствам жизни последних 30 лет.

Придумать, чтобы радовал ансамбль людей, врачевал их коренным народным творчеством, сохранял крупицы русской исконности для будущих поколений. Всё впитали в себя эти десятилетия. И рождение коллектива в п. Майском, и переезд под крыло добрянских энергетиков, и триумфальные зарубежные гастроли, и губительную для культуры реструктуризацию энергетики, и упорное, наперекор доморощенным «геростратам», существование в муниципальном статусе. «Прикамье» есть, и в эти дни отмечает юбилей!

О том, какими были эти тридцать лет, мы поговорили с руководителем ансамбля, заслуженным работником культуры РФ Алексеем Мулиным.

Создатель и бессменный руководитель «Прикамья» Алексей Мулин

– Алексей Григорьевич, коллектив рождался на переломе эпох, в непростое, но очень оптимистичное поначалу время. Какие мысли, идеи витали тогда в Вашей голове и головах ваших единомышленников?

– Самые позитивные. Казалось, что после советской замшелости настаёт новая, настоящая, кипящая жизнь, когда всё в твоих руках, всё по плечу, только твори, дерзай и дыши полной грудью! Тем более что столько понимающих, деятельных, новых людей время на авансцену вывело. До сих пор в ноги кланяюсь одному из них, директору совхоза «Пермский» Авениру Александровичу Грамолину, при поддержке которого осенью 1990 года в посёлке Майском и родился профессиональный ансамбль песни и танца «Прикамье».

– Да уж, вот оно – дерзание. В небольшом посёлке и полномасштабный, профессиональный коллектив!

– В наш ансамбль тогда стали вливаться выпускники институтов культуры из разных городов России, молодые, амбициозные исполнители из профессиональных коллективов. Благодаря содействию заслуженного артиста России Евгения Хохлачёва, приезжало много свердловчан, которым из-за отсутствия ротации было трудно пробиться в основной состав Государственного Уральского народного хора, а у нас – пожалуйста, твори, расти. Была ещё пара привлекательных для молодых артистов моментов. Во-первых, в стране начались серьёзные экономические трудности, и поддержка со стороны такого крупного и благополучного пока ещё сельхозпредприятия, как свинокомплекс «Пермский», была очень кстати. Совхоз обеспечивал артистов жильём, хорошей зарплатой, давал возможность для творчества. Во-вторых, у «Прикамья» имелась возможность заграничных гастролей. В апреле 1991 года мы впервые гастролировали во Франции. Какие композиции мы тогда ставили!

– Казалось бы, «Прикамье» в Майском ждёт отличное будущее, но что случилось дальше?

– К сожалению, период благополучия оказался недолгим. Когда Грамолина, что называется, «ушли», у нашего коллектива начались большие проблемы. Возникли они в Образцовом детском ансамбле «Оляпка», который создала моя супруга Любовь Анатольевна. Был период, когда с целью сохранения ансамбля мы привозили из-за границы компьютеры, продавали их и за счёт этого выдавали коллективу зарплату. Авенир Александрович сказал тогда: «Нужно искать новое место для ансамбля». Но это же непросто: найти работу сорока артистам, обеспечить их жильём. Вариантов было три: Ханты-Мансийск, Чернушка и Добрянка. Причём Добрянка появилась каким-то чудесным образом.

– Это Вы о случайной, казалось бы, встрече во Франции с тогдашним мэром Добрянки Петром Алексеевичем Востриковым?

– О ней. После одного из концертов во Франции в 1992 году, когда французы в едином порыве, стоя, вызывали нас на бис, он, восторженный, подошёл ко мне, представился и сказал: «Алексей, будут проблемы, звони мне». Как в воду глядел! Позвонил я ему буквально через неделю после возвращения из Франции, и он вывел меня на Николая Николаевича Зенкова. Тот сразу сказал: «Будет лучше, если вы сюда переедете». Я за эту мысль ухватился и пообещал, что в случае переезда в Добрянку мы обязательно создадим детский коллектив. Вадиму Александровичу Ладугину эта мысль тоже понравилась, тем более что он очень надеялся через год-два достроить Дворец культуры. Они с Зенковым специально съездили в Майский, посмотрели коллектив, поговорили с людьми. А чуть позже на ГРЭС прошла встреча руководителей станции с Грамолиным, и было принято окончательное решение о переезде ансамбля в Добрянку. В то время электростанцию возглавляли очень понимающие люди, которые осознавали, что помимо техники и экономики есть ещё и суть человеческая. Каждый – уникальная личность! Думаете, им легко было? Но они выполнили всё, что обещали нам, и даже больше! Ну и мы старались не подкачать. Нахлебниками точно не были. Деньги зарабатывали на гастролях, погашали концертами долги энергетиков перед газовиками…

previous arrowprevious arrow
next arrownext arrow
Full screenExit full screen
Slider

Ну а Востриков, хороший трубач, который ещё в студенческие годы играл в университетском ансамбле, выйдя на пенсию, стал выступать в нашем коллективе. Вот такие удивительные дела!

– И никто тогда не мог себе представить 2003 год, когда «Прикамье» оказалось на грани исчезновения. Реструктуризация энергетики, отделение «непрофилей», сокращение штатов и зарплат, отъезд артистов. Как выжили? Кто помог?

– Коллеги и единомышленники. В том году при поддержке пермских деятелей культуры Тамары Никифоровны Бебчук и Леонида Новоселицкого в Перми была организована пресс-конференция с моим участием и с представителями Пермской ГРЭС. Она привлекла внимание общественности к «Прикамью», однако никаких реальных предложений по сохранению коллектива не последовало. Пришлось записаться на приём к губернатору Юрию Петровичу Трутневу. Он выслушал меня и решил вопрос за пять минут! Просто взял трубку и позвонил главе Добрянки Игорю Евгеньевичу Лещёву, директору ГРЭС Валентину Борисовичу Брагину: «Такой ансамбль бросать нельзя. Помогите артистам». В результате «развод» с энергетиками прошёл цивилизованно, и мы получили статус муниципального учреждения культуры. Тогда же под крылом городского Управления образования и под руководством Любови Мулиной начал свою биографию новый детский коллектив «Жемчужинки Прикамья». Опять многое пришлось решать с нуля. А потом нас очень поддержал новый глава Константин Васильевич Лызов. И сейчас поддерживает.

– Алексей Григорьевич, а есть  ли сейчас в ансамбле такие артисты, что выступают в нём все тридцать лет?

– Есть. Без них никак! По-прежнему в строю Геннадий Барсуков, Александр Хохлачёв, Валерия Леонович, Александр Семакин, Александр Бебнев, Светлана Беляева. Опыт у них огромнейший. Тот же Геннадий Алексеевич – обладатель Почётной грамоты президента России! Но время идёт, и сейчас уже делятся опытом наши воспитанники. Скажем, Дмитрий Савченко, который успешно руководит «Жемчужинками Прикамья» им. Любови Мулиной. Это та школа, которая позволяет коллективу держаться на плаву, не снижать планку. Сейчас почти все наши артисты – выходцы из детских ансамблей, почти все получили образование в профильных колледжах и институтах. А ещё они настоящие энтузиасты, которые за минимальную зарплату мотаются чуть ли не каждую неделю, нет, не по Германиям, Франциям и Мальтам, как их предшественники, а по прикамским городкам и деревням, чтобы принести своим землякам мгновения радости, вселить оптимизм и надежду. Такая «терапия» в наше «ковидное» время, наверное, не меньше лекарств нужна.

– Знаете, Алексей Григорьевич, что меня больше всего в наше время коробит? Непонимание некоторыми облечёнными властью людьми, теми же депутатами, того, что не всё можно измерить рублями, тоннами или количеством лайков. По мне, так все эти лайки – это какая-то придуманная, искусственная эрзац-жизнь. Да и жизнь ли вообще? Жизнь там, где есть душа. А она в пении нашем народном кроется, в танце, в музыке. Во всём, что пытается сохранять «Прикамье»… Слушайте, но ведь и оптимизм тоже есть! ДК в Добрянке строится. Представляю, как «прикамцам» хочется на его сцену подняться.

– Очень верим, что это произойдёт! Это мечта любого артиста да и, наверное, каждого добрянца. Работаем, ждём, надеемся.


Поделиться:

Комментировать в соцсетях


Добавить комментарий

19 + одиннадцать =