Признать своё бессилие

Бывший алкоголик рассказывает, как он избавлялся от пагубной зависимости.

Бывший алкоголик, встав в ряды волонтёров, почти всё свободное время бескорыстно помогает зависимым людям. / Фото автора

«Вены резал – выкарабкался, с петлёй на шее стоял минут двадцать, не решился последнее движение сделать. Не хотелось счёты с жизнью сводить», – мой собеседник Анатолий (имя изменено) нервным движением ощупывает шею. Теперь он несколько лет бесплатно помогает людям завязать с пьянством.

– Я – Анатолий, алкоголик, – так представился 47-летний мужчина, в Добрянку он приехал в командировку на монтажные работы и сам решил рассказать историю исцеления от своей болезни.

Алкоголь был везде

– Я вырос в небольшом уральском городе, где большинство людей работало на заводе, – говорит он. – Алкоголь был везде: выпивали почти в каждой семье, рабочие – своими компаниями после работы, нередко тренеры в моей футбольной секции, почти все пацаны – по примеру взрослых и старших товарищей. И это было в порядке вещей: среди школьников «ботаники» были, мягко говоря, не в почёте, чтобы стать «своим», надо было употреблять. Меня немного сдерживали родители, школьные учителя, но в конце концов я стал проводить время, как все: выпивал, курил, всё меньше уделял времени урокам, к спорту относился несерьёзно.

Как он рассказывает, систематически стал курить и выпивать лет в четырнадцать, связался с нехорошей компанией, хотя продолжал ходить в секцию по привычке, с командой выступал на городских и областных турнирах.

– Я считаю, что приобщение к вредным привычкам связано с эгоизмом: я хочу, мне нравится. От выпитой рюмки появлялась эйфория, с людьми легче общалось, ответственность напрочь пропадала, пробовал и наркотики. Может быть, всё бы сложилось по-другому, родись я в другом месте или в другое время, – делится он своими мыслями.

Из студентов – в рэкетиры

Школу с тройками окончил в конце 80-х, время было неспокойное, в стране происходила социальная ломка, до развала СССР оставалось буквально два года.

За компанию решил поступать в физкультурный институт, но баллов не хватило. По настоянию родителей всё же сдал экзамены в аграрный университет и уехал в областной центр.

– К сожалению, в общежитии сложилась «развесёлая» компания: выпивали, нередко и наркотиками баловались. Познакомился с местными ребятами, которые промышляли вымогательством на рынке, называли себя рэкетирами, – продолжает Анатолий. – Я иду с занятий, а они мне машут: бросай, мол, свою учёбу, давай к нам.

За поведение выгнали из общежития, появились бесконечные «хвосты». Выпивали всё больше, денег не хватало, стипендии из-за долгов лишили.

– Желание выпить становилось всё более стойким, утро начиналось с поиска спиртного, денег, которые высылали родители, не хватало, поэтому начал подворовывать, – признаётся Анатолий. – Немудрено, что с третьего курса меня отчислили и я прибился к ребятам с рынка.

И закрутилась-завертелась лёгкая жизнь: в компании, «державшей» рынок, всегда водились деньги. Практически каждый день заканчивался пьянством, пол-литра водки или коньяка на человека считалось делом обычным.

Крах семьи

– И так лет пять, потом рэкет как преступный бизнес стал угасать, крепкие ребята, избежавшие тюрьмы, подались кто в бизнес, кто на предприятия. Я к тому времени женился, получил профессию сварщика, работал на заводе, – вспоминает Анатолий. – Но привычка проводить время за бутылочкой осталась. Где-то держала семья, работа, но всё свободное время я постоянно что-то пил, начал отдавать предпочтение крепкому пиву: начинал с 4-5 полторашек. Играл на компьютере и литрами поглощал алкоголь, ни жене, ни ребёнку времени не уделял.

В этот период Анатолий создал свою небольшую фирму по изготовлению металлоконструкций: дверей, печей. Денег стало больше, своё время мог планировать. По его словам, он постоянно ставил себя выше семьи, на этой почве в доме были скандалы. Когда был «под мухой», издевался над женой.

– Бить не бил, но скандалил постоянно. Один раз, когда я, выпивший, сидел в кухне и потягивал пиво, она мне в сердцах высказала, что денег не хватает, а нужно купить что-то дочери, заплатить за квартиру,

сорвалась в крик, – вспоминает Анатолий. – Я что-то грубое ей сказал, а затем схватил нож и запустил в неё. Слава богу, промахнулся.

Без чувства времени

Жена, которой всё это надоело, поставила условие: или бросай пить, или разводимся. И Анатолий закодировался на три года.

– Сразу скажу, что кодирование для меня стало психологической каторгой, отказ от алкоголя держался на страхе, который пытались внушить при кодировании. Я бы назвал своё тогдашнее состояние «трезвость на зубах», а стойкая тяга выпить только с каждым днём становилась сильней, – говорит он. – Я стал раздражительным, постоянно скандалил с женой, и вскоре мы развелись, а я через восемь месяцев снова запил. А случилось это так. Сижу в одиночестве, на душе тошно, с деньгами туго, выпить хочется – мочи нет, а в голове одна мысль: «Выпьешь – сдохнешь». А пожить в то время хотелось. Однажды приходит друг с бутылкой вина и говорит: «Давай выпьем, ничего с тобой не случится, а на душе полегчает». Я выпил стакан, подождал, вроде всё нормально. Ещё выпили, потом ещё! И понеслось!

Бизнес его потихоньку сошёл на нет, работники разбежались, и не связанный ничем Анатолий окончательно начал спиваться: по 4-5 дней пил в одиночку. Перебивался случайными заработками, залез в долги, клянчил у знакомых, питался бульоном, который варил из куриных лап. Пропил мебель, обручальное кольцо и несколько золотых украшений. Квартира, заваленная пустыми бутылками, загаженная, всё меньше напоминала человеческое жильё. Он потерял чувство времени: не замечал, день или ночь на дворе, даже иногда не мог сообразить, какое время года.

В одиночестве

Как говорит бывший алкоголик, оставшиеся друзья несколько лет пытались ему помочь: водили к наркологу, устраивали в больницу, в лечебницы, реабилитационные центры, но ничего не помогало. Постепенно он остался один: семьи нет, родители умерли, друзья махнули рукой.

– Я себя загнал в одиночество, оно причиняло мне боль, страдание, страх. Постоянно мерещились какие-то звуки, зовущие голоса. В отчаянии вскрывал вены, накидывал петлю, но всякий раз от последнего шага меня что-то удерживало. Я спрашивал себя: почему я так живу? Я же не хотел таким быть, а рука тянулась к бутылке. Тогда решил: буду пить, пока не сдохну, – вспоминает мой собеседник.

Изменить себя

Однажды, в очередном реабилитационном центре, волонтёры познакомили его с программой исцеления. Они сами бывшие алкоголики, бескорыстно помогающие другим избавиться от пагубной страсти. А суть программы – пошаговое нравственное самосовершенствование. В тот момент закралась мысль, что любой хронически больной алкоголизмом может, поставив цель, бросить пить. Хотя полный отказ от употребления пришёл не сразу: через восемь месяцев трезвости снова год прошёл в угаре, опять сам пошёл в центр, через некоторое время – опять запои.

В конце концов, сумел переломить себя и отказаться от алкоголя.

– Самый первый и трудный шаг – это признать, что ты алкоголик, что ты болен и нуждаешься в помощи, осознать своё бессилие и искать поддержки, – заключает Анатолий, три года назад победивший недуг при помощи единомышленников. – Желание помочь другим привело меня в ряды волонтёров.


Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.
Правила.