Считали службу великой честью

Группа жителей с. Висим с призывниками осени 1939 г. На первом плане слева М.Г. Калинин. / Фото из семейного архива

Газеты предвоенных лет пестрели сообщениями о достижениях физкультурников. Крепкие, патриотично настроенные ребята с удовольствием состязались в беге, прыжках, плавании, лыжных гонках, стреляли, метали гранаты, прыгали с парашютной вышки, совершали многосуточные переходы… Готовые проявить себя при защите Родины.

И ничего, что форма, инвентарь были совсем простенькими, что коньки на валенках, что лыжи тяжёлые, деревянные, на гужах из конской подпруги. «Молодые патриоты нашей Родины, считая службу в РККА за великую честь, задолго до призыва приготовляют себя к несению боевой службы в любых условиях, – писал в августе 1939 года на страницах «Сталинского пути» добрянский военком П. Некрасов. – В зимний период 1939 года на предприятиях района, в сельсоветах, колхозах был организован 21 кружок Ворошиловских стрелков, ПВХО, ГСО и ГТО. (…). Уже сейчас 21 проц. допризывников нашего района имеют по 4 оборонных значка».

В числе обладателей полного комплекта оборонных значков военком называл и моего дядю по линии отца Михаила Григорьевича Калинина, молодого, крепкого, дышавшего полной грудью парня. Осенью 1939 года его призвали на службу. Попал в Минск, в войска НКВД, окончил школу младших командиров и сгинул в самом начале войны. Там же, под Минском, при отчаянной обороне местечка Заславль в 20-х числах июня трагического 1941 года.

В другой публикации, от 14 февраля 1941 года, в статье «Успехи висимских лыжников» упоминался ещё один мой родственник, на этот раз по маминой линии, комсомолец Григорий Фёдорович Калинин (1924 г. р.). Участвуя в лыжном комсомольском кроссе и пройдя на лыжах 10 км за 47 минут, он показал лучший результат среди 72 участников, призывников Висимского учебного пункта, а затем повторил свой успех на 20-километровке (1 час 42 минуты).

Война оборвала его жизнь в 18 лет. Сколько ни пытаюсь прояснить его судьбу, помня мамин наказ: «Ты дядю Гришу не забывай, поминай его, он ведь совсем молоденький был, никого после себя не оставил», всё безрезультатно. Если верить Книге Памяти, то он, рядовой, десантник, пропал без вести в апреле 1943 г. Где? Как? Никаких сведений. Нет даже его фотографии.

Не пощадила война и других участников того памятного висимского лыжного кросса. Один из лучших физкультурников, капитан команды Егор (Григорий) Борисович Рябчевских (1921 г. р.) пропал без вести в июле 1941 г. Второй призёр на дистанции 20 км Николай Николаевич Калинин (1922 г. р.), по данным Книги Памяти, будучи мл. сержантом 500-го артиллерийского полка 199-й стрелковой дивизии, погиб в бою 10 сентября 1942 г. под Сталинградом. Занявший в кроссе третье место Николай Григорьевич Баранов (1922 г. р.) из висимской деревни Семковой также не вернулся домой. По сведениям Добрянского РВК, рядовой, телефонист Н. Г. Баранов пропал без вести в мае 1942 г. И список этот скорбный можно продолжать. Вот так. Жили ребята, строили планы, стремились к чему-то светлому, но… Ушли и погибли нецелованными, холостыми. В архивных документах у всех в качестве близких родственников указаны только родители. Парней, родившихся в начале 20-х годов, война выкосила почти подчистую.


Поделиться:
Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.
Правила.