Спецподготовка на дне Амура

Леонид Фёдорович Гурьев
Леонид Фёдорович Гурьев

Добрянцу Леониду Фёдоровичу Гурьеву 15 июля исполнилось бы 100 лет. Больше восьми лет его нет в живых, но вдова, Мария Фёдоровна, всё так же хранит память о нём и поделилась этими воспоминаниями с нашими читателями.

92-летняя Мария Гурьева встречает меня в небольшой хрущёвке. На столе лежат фотоальбомы и стопка удостоверений к наградам – всё, что осталось от мужа.

– Мы познакомились с ним уже после Победы, в 1949 году, на танцах в Саду металлургов. Тогда вся молодёжь там собиралась! – говорит она. – Он на восемь лет старше меня был, воевал. Но вспоминать о том времени не любил, только в беседах с друзьями мог что-то рассказать. Вот по таким «обрывкам» я и знаю, что в армию был призван в 1940 году, а спустя год началась война…

По распределению рядовой Гурьев отправился в Хабаровск, затем нёс службу в Биробиджане. Когда началась вой-

на, солдаты стали просить, чтобы их отправили на запад, на фронт, но никого не отпустили. Армейцев начали готовить к отражению атаки здесь, на Дальнем Востоке: ждали удара от Японии.

– Муж попал в школу водолазов, их готовили к выполнению заданий под водой, – рассказывает наша собеседница. – Тренировались в реке Амур. Каждый день приходилось спускаться в холодную воду и долгое время проводить на дне. Постоянно простывали. Муж вернулся домой в 1946 году, а через год ему пришлось лечить воспаление лобных пазух, он рассказывал, что даже какую-то операцию делали. Вот так, вроде и не воевал, а здоровье всё там, на войне, оставил…

Мария Фёдоровна очень дорожит старыми снимками семьи. Говорит, что, вспоминая свою молодость, она становится чуточку счастливей.

Будучи в годы войны подростком, сама Мария запомнила прежде всего постоянный голод.

– Я была иждивенцем, и мне полагалось 200 граммов хлеба в день, – рассказывает она. – Ну что это для растущего организма? А вот рабочим полагалось уже 400 граммов, в два раза больше. В 1943 году я не выдержала и ушла из школы, чтобы работать. Меня взяли в добрянскую парикмахерскую, она располагалась тогда в районе плотины, у Комаровской горы. Обучили мужским стрижкам. И так я 40 лет проработала парикмахером! Всего одна запись у меня в трудовой книжке!

Супруги Гурьевы подняли на ноги двоих сыновей, сегодня у Марии Фёдоровны  четверо внучат и тринадцать правнуков – большая, дружная семья. 

– Это самое ценное, что оставил после себя муж… – говорит, улыбаясь, вдова ветерана.


Поделиться:
Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.
Правила.