«Возвращайтесь со славой»

Только что мы отпраздновали  День защитника Отечества. Вспомним сегодня о том, как в разные годы провожали в армию своих родных и земляков жители наших заводов и сёл. Событие это, как показывают документы, никогда не относилось к числу обыденных.

Военная подготовка в Софийском 2-классном училище. 90-е гг. XIX в. / Фото из фондов добрянского музея

Со всяческим вниманием

Для начала отправимся в 1855 г., когда в первой половине ноября в Добрянку прибыла на постой во главе с офицерами и прапорщиками большая команда «ратников из Чердынской дружины». Более тысячи резервистов требовалось не только разместить в домах местных жителей, но и снабдить продуктами питания. Управляющий Пермской палатой государственных имуществ в письме на имя управляющего Пермским имением Строгановых просил того принять «живое участие в сем важном Государственном деле, приказав кому следует, отпустить из владельческих магазинов потребное количество хлеба для продовольствия».

Известно также, что из-за отсутствия у местных торговцев достаточных запасов крупы заводская контора заказала её «за владельческий счёт» (т. е. графский): в количестве 100 пудов на усть-гаревской мельнице. Позже эти средства возмещались государством. По указанию Добрянской заводской конторы, домохозяева, у которых квартировали ратники, должны были оказывать им «всяческое внимание и, по возможности, снабжать их всеми необходимыми для приготовления даровой крестьянской пищи овощами». В каждом доме до января 1856 г. размещались от одного до четырёх ополченцев. Жили они смирно, без взаимных жалоб.

В Полазне тогда же разместили ратников из Соликамской дружины.

«Бодро шли на призыв»

А теперь побываем в августовской Полазне образца 1904 г., где проходили проводы на действительную военную службу «нижних запасных чинов пехоты и парковой артиллерии, призванных в силу Высочайшего указа о мобилизации». Пополнение требовалось ввиду полыхавшей в те годы на Дальнем Востоке русско-японской войны. В армию отправлялись 20 запасников: восемь из завода и двенадцать из деревень Полазненской волости. Мобилизация была проведена очень быстро. 7 августа местные власти получили распоряжение на этот счёт, а уже «на другой день все запасные были в сборе».

Запасникам и их семьям повезло, что в Полазне в эти дни находился заводовладелец С. С. Абамалек-Лазарев. Губернская пресса сообщала: «Запасные из мастеровых, работавших в заводе, после напутственного молебствия, явились к его сиятельству и просили его благословить их в путь-дорогу на защиту веры, Царя и Отечества. Князь встретил явившихся запасных ласково, побеседовал с ними, принял участие в их материальном положении и, пожелав им счастливого пути и возвращения со славой к родным очагам, приказал выдать им на дорогу из кассы канторы некоторую сумму денег. (…) Запасные благодарили от души его сиятельство за привет, ласку, благожелания и материальную помощь».

Семействам мастеровых с разрешения князя был «безвозвратно» выдан двухнедельных заработок, а кроме того, все семьи ушедших на войну были по закону обеспечены земским пособием. Не осталась в стороне и общественность заводского посёлка. Местное общество служащих и мастеровых обязалось «уделить» им «от 1 до 3% из своего жалованья и заработка».

Вечером 8 августа все запасные на общественных подводах отправились в Пермь. «Весь завод, стар и млад, провожал их за околицу завода, а родные отцы и матери некоторых, и далее до города, – писала та же газета. – Много было пролито при этом «горючих» женских слез. (…). Но запасные бодро шли на призыв защищать честь и достоинство родной земли».

«Место плача и рыданий»

Перенесёмся ещё на 10 лет вперёд и окажемся в грозном 1914 г. в селе Перемском. 21 июля здесь состоялась первая отправка в армию мобилизованных из запаса. На площади перед церковью всем составом причта был особенно торжественно отслужен молебен, а над селом неслись невиданные ранее безудержные рыдания.

«Священниками И. Варушкиным и Афанасием Кокориным сказаны за молебном патриотические слова отъезжающим с призывом твёрдо стоять за дорогую Родину, за правое дело, умереть на поле брани или возвратиться к своим родным, украшенными геройскими подвигами. После молебна священник Иоанн Варушкин благословлял всех запасных иконою Святителя Николая, а священник Афанасий Кокорин окроплял их святой водой, – сообщалось в приходской летописи. – Перемское (…) в день отъезда воинов, представляло из себя (…) «место плача и рыданий», которые громко, неудержимо неслись по всему селу, заставляя и крепкие закалённые натуры плакать с плачущими. Картина действительно невыносимо тяжёлая, когда почтенные отцы и матери, жены и детки в каком-то исступлении от горя бились, громко рыдали, провожая своих дорогих кормильцев. Никакому утешению в это время не могло быть места».

В сентябре 1914 г. в Перемском открылся приходской попечительский Совет для оказания помощи семействам мобилизованных. Одновременно он «взял на себя заботу сбора пожертвований на нужды нашей армии (…) бельём, верхней одеждой, зимней обувью, сухарями и т. п.» В церковной летописи отмечалось: «Результат сбора получился отличный».

«Корявости»

Словно бы возвращаясь к той жутковатой картине, что наблюдалась в Перемском 21 июля 1914 г., газета «Страда» бодро писала в 20-х годах: «Когда шёл призыв в царскую армию – плакала мать. Когда идёт призыв в Красную Армию – плачет Чемберлен». (Чемберлен – английский недруг СССР. – М.К.) Но если б так. Со слезами провожали матери сыновей в армию и в советские годы.

Не секрет и то, что как до, так и после революции 1917 г. сборы и проводы в армию зачастую превращались в пьянку, иногда с мордобоем. В 1926 г., например, журналист «Звезды» Б. Никитин сообщал из Добрянки, как трое пьяных хулиганов напали «на проходивший с занятий строй допризывников, во главе с рабочим завода Ромашевым». Буяны были задержаны и предстали перед народным судом, но Пермский окружной военкомат потребовал направления дела в Ревтрибунал. «Надо полагать, скандалисты получат по заслугам», – сообщала газета в статье «Корявый быт».

Отмечались и случаи членовредительства. В заметке с говорящим названием «Отрыжка рекрутчины» за 1929 г. «Звезда» писала о том, как в Добрянке на призывной пункт явился призывник с большой язвой на ноге. Оказалось, что он, не желая идти в армию, облил ногу кислотой. Дело направили в прокуратуру.

Был также случай, когда после учебного перехода в Ильинский тамошние жители, узнав о прибытии добрянских призывников, вопреки указаниям властей, позакрывали ворота на запоры и пускать их на постой отказались. Промокшим и уставшим ребятам (350 чел.) пришлось располагаться на отдых «в грязи на улице». И это осенью…

Встретили с восторгом

Если же отбросить в сторону всякие «корявости», то, вне всякого сомнения, защитников Отечества у нас любили. Возьмём пример из того же 1929 г., когда в Пермском округе полыхали лесные пожары. По данным из прессы, только «в Полазнинском лесничестве огонь уничтожил 150 гектаров лучшего в Пермском округе леса искусственной посадки».

«Пожар возник на прошлой неделе во время урагана, – информировала «Звезда». – Полазнинский пожар представлял собою очень серьёзную угрозу, если бы своевременными мерами не удалось ликвидировать огонь, пожар перекинулся бы через Соликамский тракт и море огня распространилось бы на сотни и тысячи гектаров».

Под угрозой находились как Полазненский завод, так и десяток окрестных деревень. Полазну спасла перемена ветра, а деревни – брошенные на борьбу с огнём воинские части и пожарные дружины из Полазны, Добрянки и Перми.

Красноармейцы действовали самоотверженно и после суток упорной борьбы с огнём, ликвидировав пожар, «возвращались назад с песнями». По данным газеты, «появление красноармейцев в этом глухом районе» было встречено населением с восторгом.


Поделиться:

Комментировать в соцсетях


Добавить комментарий

шесть + 4 =